.RU

ВИДЫ И СРЕДСТВА ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ И УНИФИКАЦИИ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ - Заместитель главного редактора.



^ ВИДЫ И СРЕДСТВА ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ И УНИФИКАЦИИ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ


статья посвящена видам и средствам (способам) дифференциации и унификации ответственности в уголовном праве. Формулируются определения понятий видов и средств дифференциации и унификации ответственности; дается критический анализ существующих в теории уголовного права позиций по вопросу о видах дифференциации и унификации. Обращается внимание на то, что проблема видов и средств унификации уголовной ответственности почти не разработана в современной науке.


^ Ключевые слова: дифференциация уголовной ответственности, презумпции, систематизация, унификация уголовной ответственности, фикции, юридические конструкции.


The article deals with the types and ways of differentiating and unifying liability in Criminal Law. The author defines concepts of types and ways of differentiating and unifying liability, gives critical analysis of the criminal law theory positions on the problem of the types of differentiating and unifying, draws attention to the fact that the problem of the types and ways of differentiating and unifying criminal liability is nearly not developed in modern science.


^ Key words: criminal liability differentiation, presumption, systematization, criminal liability unification, fiction, juridical constructions.




Под видами дифференциации (унификации) уголовной ответственности понимаются составляющие (части) единого целого, каковым выступает явление дифференциации (унификации) уголовной ответственности.

В литературе нет единства по вопросу о видах дифференциации уголовной ответственности.

Говоря о дифференциации в праве, Л. Л. Кругликов и А. В. Васильевский называют дифференциацию: 1) международной (межгосударственной) ответственности; 2) общеюридической ответственности; 3) межотраслевую; 4) отраслевую; 5) на уровне института; 6) в пределах группы норм; 7) в пределах отдельной нормы права [1, с. 5859]. Данную классификацию считают приемлемой и для унификации в праве [2, с. 95].

Дифференциация уголовной ответственнос-ти — частный случай дифференциации в уголовном праве. Причем дифференциация уголовной ответственности  процесс отраслевой (в пределах уголовного права) и касающийся не столько формы, сколько содержания уголовно-правовых норм. Поэтому для дифференциации уголовной ответственности в собственном смысле слова приведенная классификация применима лишь частично.

Следовательно, дифференциация уголовной ответственности может быть: 1) на уровне всей отрасли уголовного права; 2) на уровне уголовно-правового института; 3) в пределах группы уголовно-правовых норм; 4) в пределах отдельной нормы уголовного права.

Таким образом, виды дифференциации уголовной ответственности различаются в зависимости от масштабов этого процесса.

Применительно к уголовной ответственности Л. Л. Кругликов и О. Г. Соловьев называют дифференциацию: 1) оснований уголовной ответственности; 2) формы (вида) ответственности; 3) объема уголовной ответственности и уголовного наказания [3, с. 84].

Главным, отправным для уголовного права выступает первый вид дифференциации ответственности (т. е. дифференциация ее оснований), поэтому понятие «дифференциация уголовной ответственности» допустимо употреблять для обозначения дифференциации ее оснований.

Т. А. Лесниевски-Костарева выделяет два вида дифференциации уголовной ответственности: дифференциацию посредством градации типового наказания и дифференциацию в собственном смысле — посредством освобождения от уголовной ответственности [4, с. 174176].

Полностью согласиться с этим нельзя. Вряд ли освобождение от уголовной ответственности — это ее дифференциация. Если лицо освобождается от ответственности (а оно в конкретном случае освобождается как от обязанности отвечать, так и от претерпевания негативных последствий совершенного преступления [5]), то как можно дифференцировать то, чего нет?

Опираясь на приведенные концепции, О. Н. Чупрова классифицирует дифференциацию юридической (а фактически — уголовной) ответственности по разным критериям, различая: 1) по приемам — а) дифференциацию посредством градации типового наказания и б) дифференциацию без градации типового наказания; 2) по объекту (т. е. по тому, что дифференцируется) [6, с. 1213] дифференциацию  а) оснований уголовной ответственности; б) формы (вида) ответственности; в) объема уголовной ответственности и уголовного наказания; 3) по месту осуществления — а) дифференциацию ответственности в Общей части УК и б) дифференциацию ответственности в Особенной части УК; 4) в зависимости от предметного содержания дифференциацию  а) ответственности и б) наказания; 5) по объему — а) полную и б) ограниченную уголовную ответственность.

Помимо перечисленных видов дифференциации уголовной ответственности, О. Н. Чупрова предлагает рассматривать виды дифференциации уголовной ответственности: 1) в зависимости от этапа развития уголовно-правового отношения (на этапе привлечения к уголовной ответственности и уголовного преследования; назначения наказания; исполнения (отбывания) наказания; постпенитенциарную дифференциацию); 2) в зависимости от предмета дифференциации ответственности (за единичное преступление или за множественность преступлений); 3) в зависимости от стадии совершения преступления (за оконченное и неоконченное преступление) [6, с. 1213].

Не оспаривая правильности такого подхода по существу, отметим, что подразделение дифференциации уголовной ответственности на дифференциацию собственно ответственности и дифференциацию наказания, обоснованно (на что уже обращалось внимание), но требует оговорки, что вторая возможна только в рамках первой. Наказание немыслимо без уголовной ответственности, оно есть основная форма реализации уголовной ответственности. Поэтому дифференциация наказания не может существовать самостоятельно, вне дифференциации уголовной ответственности.

Что касается видов унификации уголовной ответственности, то они недостаточно разработаны. В специальной литературе речь идет о самых разнообразных направлениях унификации в уголовном праве: унификации оценочных признаков [7; 8], структурных элементов УК [9, с. 175177], уголовного законодательства Союзного государства России и Беларуси [10], уголовного права нескольких государств [11, с. 319].

В монографии Л. Л. Кругликова и Л. Е. Смирновой классифицируются унификационные процессы в целом. Об унификации оснований и принципов ответственности и освобождения от нее (независимо от отраслевой принадлежности) упоминается как об одной из классификационных групп в подразделении процессов унификации по предметному принципу. По данному принципу авторы различают унификацию: 1) правовых понятий и категорий; 2) принципов права (либо принципов отдельной отрасли права); 3) оснований и принципов ответственности и освобождения от нее (для материально-правовых отраслей) и т. д.; а также унификацию в отраслях (уголовного права, гражданского права, административного права и т. д.). Как подчеркивают сами авторы, это не иерархическая, а фасетная классификация, не имеющая исчерпывающего характера [12, с. 88].

Относительно приведенной классификации можно сказать, что унификация собственно уголовной ответственности не рассматривается в ней в качестве самостоятельного вида унификации в уголовном праве. К тому же унификация уголовно-правовых понятий и категорий часто имеет непосредственное отношение к унификации уголовной ответственности, вследствие чего сомнительно отнесение данного проявления унификации ответственности к самостоятельному виду унификации.

Так же как и дифференциация уголовной ответственности, унификация уголовной ответственности, в зависимости от ее масштабов, может иметь место: 1) на уровне всей отрасли уголовного права; 2) на уровне уголовно-правового института; 3) в пределах группы уголовно-правовых норм; 4) в пределах отдельной нормы уголовного права.

В зависимости от уровня, на котором осуществляются дифференциация и унификация уголовной ответственности, можно различать следующие их виды:

1) законодательную дифференциацию (унификацию);

2) правоприменительную дифференциацию (унификацию).

Подвиды дифференциации (унификации) ответственности в уголовном праве на законодательном уровне можно выделять по различным основаниям.

1. По направлениям:

а)«по горизонтали»:

 дифференциация путем: а) распределения преступлений по классификационным группам; б) конструирования специальных составов преступлений;

 унификация посредством: а) объединения преступлений в одну классификационную группу; б) использования единой терминологии для обозначения признаков составов преступлений; в) исключения специальных составов преступлений;

б) «по вертикали»:

 дифференциация посредством конструирования квалифицированных (привилегированных) составов преступлений;

 унификация путем исключения квалифицированных (привилегированных) составов преступлений.

2. По масштабам: а) в пределах всей отрасли уголовного права; б) на уровне института уголовного права; в) в пределах группы уголовно-правовых норм и г) в пределах отдельной уголовно-правовой нормы.

3. По формальным пределам: а) в рамках УК; б) в рамках раздела УК; в) в пределах главы УК; г) в пределах статьи УК.

4. По месту расположения норм, в которых дифференцируется (унифицируется) ответственность: а) дифференциация (унификация) в Общей части УК; б) дифференциация (унификация) в Особенной части УК.

Правоприменительная дифференциация (унификация) уголовной ответственности тоже подразделяется на подвиды:

1. По субъекту: а) дифференциация (унификация), проводимая Пленумом Верховного суда РФ в его постановлениях; б) дифференциация (унификация), проводимая субъектами, уполномоченными применять уголовный закон в составляемых ими процессуальных актах.

2. По масштабам: а) дифференциация (унификация) по отдельным категориям уголовных дел; б) дифференциация (унификация) по конкретным уголовным делам.

Схематически виды дифференциации (унификации) уголовной ответственности можно представить следующим образом ( рис. 1).



























Рис. 1. Виды дифференциации (унификации) уголовной ответственности







В отличие от видов дифференциации (унификации) уголовной ответственности как элементов дифференциации (унификации) средства (приемы) дифференциации (унификации) характеризуют способы осуществления дифференциации (унификации) и относятся к технике уголовного правотворчества (или законодательной технике в уголовном праве) [13, с. 41; 14, с. 6; 15; с. 214] либо технике применения уголовного права [16].

Если, анализируя виды дифференциации (унификации) уголовной ответственности, мы рассматриваем части, из которых состоит целое (т. е. явление дифференциации или унификации), то вопрос о средствах (приемах) дифференциации (унификации) — это вопрос о том, как осуществляется дифференциация (уни-фикация).

В уголовно-правовых исследованиях под законодательной техникой понимается «совокупность средств и приемов, используемых для придания содержанию норм соответствующей формы» [14, с. 15] (курсив наш  Н. Е.), при этом уточняется, что речь идет о «нематериальных» средствах. Можно согласиться с теми авторами, которые считают синонимами понятия «средства» и «приемы» законодательной техники [17, с. 9394], поэтому названные термины допустимо использовать как взаимозаменяемые.

Таким образом, техника уголовного правотворчества — это система нематериальных средств (приемов), используемых для придания надлежащей формы содержанию уголовно-правовых норм.

Вопрос о наборе конкретных приемов законодательной техники в юридической литературе окончательно не решен [14, с. 4951].

К средствам законодательной техники в уголовном праве Л. Л. Кругликов и О. Е. Спиридонова относят юридические конструкции, терминологию, презумпции, юридические фикции, символы, аксиомы. Представляется, что к этому перечню надо добавить систематизацию, поскольку это тоже технический прием, имеющий отношение к приданию формы содержанию норм уголовного права [18, с. 290]. Так, законодательное указание на основной объект преступления (содержательная сторона), по общему правилу, отсутствует в диспозициях статей Особенной части УК и оформляется расположением статьи в том или ином разделе (главе) Особенной части УК (формальная сторона). Систематизация придает форму не только содержанию всей совокупности (или ее части) уголовно-правовых норм, но и содержанию отдельно взятых норм.

Средства дифференциации (унификации) уголовной ответственности на правотворческом уровне — это такие приемы законодательной техники в уголовном праве, при помощи которых ответственность в уголовном праве дифференцируется (унифицируется).

Не все перечисленные выше средства техники уголовного правотворчества применимы для дифференциации (унификации) уголовной ответственности. На наш взгляд, к собственно средствам дифференциации (унификации) уголовной ответственности можно отнести используемые в уголовном законе: 1) систематизацию; 2) юридические конструкции; 3) терминологию.

Систематизация в уголовном законе — это юридико-технический прием распределения нормативного материала в пределах УК. К средствам дифференциации (унификации) уголовной ответственности относятся соответственно законодательное распределение преступлений по различным классификационным группам (категориям и видам преступлений в зависимости от основного объекта посягательства) и объединение преступлений в единые классификационные группы.

Под юридической конструкцией в уголовно-правовой литературе понимается нормативная модель, необходимая законодателю для построения норм права [14, с. 65; 17, с. 94].

Уточняя такой подход, можно утверждать, что юридические конструкции в уголовном законе — это специфические нормативные модели, используемые для создания норм уголовного права. К таковым следует отнести конструкции определительно-установочных норм, норм-принципов, норм-правил, норм-дефиниций, конструкции запрещающих норм (общих и специальных, основных, квалифицированных и привилегированных составов преступлений) [19, с. 19]. Приведенные виды конструкций выделены в зависимости от видов уголовно-правовых норм (последние классифицированы с учетом общетеоретической классификации правовых норм по их функциональной роли в механизме правового регулирования [20, с. 280]).

Средствами дифференциации уголовной ответственности в собственном смысле являются не все перечисленные конструкции, а только конструкции специальных, квалифицированных и привилегированных составов преступлений; средствами унификации ответственности — конструкции норм-дефиниций, а также конструкции общих и основных составов преступлений.

Терминология уголовного закона — система терминов: первичных, неделимых и потому совершенно необходимых элементов техники уголовного правотворчества вообще и прием дифференциации и унификации уголовной ответственности в частности.

Так, используемые в Особенной части УК при систематизации и в уголовно-правовых конструкциях различные уголовно-правовые термины указывают на принадлежность преступлений к разным группам, например: хищениям или иным корыстным посягательствам на собственность («хищение», «вымогательство», «угон»); управленческим или иным служебным преступлениям («должностное лицо», «лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации», «государственный служащий», «служащий органа местного самоуправления»); на нетождественность оснований уголовной ответственности за преступления одной группы («тайное» и «открытое» хищение — ч. 1 ст. 158 и ч. 1 ст. 161 УК; злоупотребление «полномочиями» и злоупотребление «должностными полномочиями» — ч. 1 ст. 201 и ч. 1 ст. 285 УК).

В то же время оперирование едиными терминами в конструкциях общих и специальных, основных, квалифицированных и привилегированных составов — показатель общности видовых (родовых) признаков преступлений, принадлежности их к одному уголовно-правовому институту. Примерами таких терминов в нормах о преступлениях лиц, выполняющих управленческие функции, могут служить понятия: «должностное лицо», «лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации», «использование служебного положения» и др.

Что же касается уголовно-правовых аксиом, презумпций и фикций, то, прибегая к ним, уголовную ответственность нельзя дифференцировать и унифицировать. Однако при помощи названных приемов законодательной техники могут быть заданы предпосылки дифференциации (унификации) уголовной ответственности с использованием систематизации, юридических конструкций и терминологии. На таких исходных положениях должны базироваться принципы самой дифференциации (унификации) уголовной ответственности.




Список библиографических ссылок




1. Кругликов Л. Л., Васильевский А. В. Дифференциация ответственности в уголовном праве. СПб., 2003.

2. Смирнова Л. Е. О дифференциации и унификации законодательства об ответственности за экономические и иные правонарушения // Межотраслевая дифференциация ответственности за правонарушения в сфере экономики / отв. за вып. Л. Л. Кругликов. Ярославль, 2006.

3. Кругликов Л. Л., Соловьев О. Г. Преступления в сфере экономической деятельности и налогообложения (вопросы конструирования составов и дифференциации ответственности). Ярославль, 2003.

4. Лесниевски-Костарева Т. А. Дифференциация уголовной ответственности: теория и законодательная практика. М., 2000.

5. Разумеется, это не означает, что «исчезает» нормативная, т. е. закрепленная в уголовном законе, абстрактная обязанность отвечать за содеянное. Однако нормы уголовного права, регламентирующие освобождение от ответственности (как общие — в статьях Общей части УК, так и специальные — в примечаниях к статьям Особенной части УК), дифференцируют, «разделяют» не саму уголовную ответственность, а устанавливают границы между ответственностью и отсутствием таковой.

6. Данный критерий прямо не назван самим автором — О. Н. Чупрова указывает лишь на то, что такая дифференциация осуществляется «внутри отрасли уголовного права», что само собой разумеется (Чупрова О. Н. Дифференциация ответственности в уголовном праве стран континентальной Европы и России: компаративистский аспект: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 2008. С. 12). Справедливости ради надо отметить, что в одной классификации автор объединяет две относительно автономных классификации  дифференциации юридической ответственности и дифференциации уголовной ответственности, что вряд ли допустимо.

7. Иванов Н. Об унификации оценочных признаков уголовного закона // Рос. юстиция. 1996. № 4.

8. Джинджолия Р. С. Унификация оценочных признаков при квалификации преступлений против личности. М., 2004.

9. Бунева И. Ю. К вопросу об унификации глав, устанавливающих уголовную ответственность за служебные преступления // Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе: сб. материалов междунар. науч.-практ. конф. (1617 февр. 2006 г.): в 2 ч. Красноярск, 2006. Ч. 1.

10. Стукалова Т. Л. Проблемы унификации уголовной ответственности за контрабанду в Российской Федерации и Республике Беларусь: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2007.

11. Кругликов Л. Л., Смирнова Л. Е. Опыт унификации уголовного права на уровне межгосударственных отношений // Проблемы совершенствования юридической техники и дифференциации ответственности в уголовном праве и процессе / отв. ред. Л. Л. Кругликов. Ярославль, 2007.

12. Кругликов Л. Л., Смирнова Л. Е. Унификация в уголовном праве. СПб., 2008.

13. Предпочтительно оперирование терминами «техника уголовного правотворчества» или «законодательная техника в уголовном праве». Кузнецова Н. Ф. О законодательной технике в уголовном праве // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 11: Право. 2004. № 4. С. 41.

14. Кругликов Л. Л., Спиридонова О. Е. Юридические конструкции и символы в уголовном праве. СПб., 2005.

15. Используемое в литературе понятие «техника уголовного закона» (Наумов А. В. Российское уголовное право: курс лекций: в 3 т. Т. 1. Общая часть. М., 2007. С. 214) не совсем точно отражает сущность рассматриваемого явления, поскольку не акцентирует внимание на том факте, что использование соответствующих приемов имеет место только в правотворческой сфере.

16. Виды и средства (приемы) дифференциации и унификации уголовной ответственности на правоприменительном уровне (т. е. как приемы техники правоприменения) здесь не рассматриваются.

17. Рарог А. И., Грачева Ю. В. Законодательная техника как средство ограничения судейского усмотрения // Гос-во и право. 2002. № 11.

18. Не все специалисты безоговорочно считают систематизацию средством законодательной техники, поскольку это деятельность «юридически содержательная» (Алексеев С. С. Общая теория права: в 2 т. М., 1982. Т. II). С этим трудно согласиться. Ведь и в использовании других приемов законодательной техники присутствует содержательная (а не только формальная) сторона. С философской точки зрения «чистой» формы быть не может (как известно, форма и содержание — парные категории диалектики). Кроме того, систематизация как прием распределения, в частности, статей нормативного правового акта по его структурным частям (в нашем случае — статей Особенной части УК по ее главам и разделам) имеет непосредственное отношение к строению внешней формы права, или источника права. Впрочем, далее и сам С. С. Алексеев указывает, что «необходимо среди технико-юридических средств выделить нормативное и системное построение воли законодателя».

19. Названные конструкции как законодательные формы следует отличать от содержательных уголовно-правовых конструкций, к которым в литературе причисляют конструкции преступления; деяния, совершенного при обстоятельствах, исключающих его преступность; наказания; освобождения от уголовной ответственности; освобождения от наказания и некоторые другие (Иванчин А. В. Уголовно-правовые конструкции и их роль в построении уголовного законодательства: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2003).

20. Теория государства и права / под ред. Н. И. Матузова, А. В. Малько. Саратов, 1995 (автор главы — М. И. Байтин).




© Н. А. Егорова, 2009

***



















В. С. Корнелюк




особенности планирования расследования

дорожно-транспортных преступлений







статья посвящена актуальным в теоретическом и практическом аспекте вопросам выдвижения версий и планирования расследования по уголовным делам о дорожно-транспортных преступлениях. Раскрываются: понятие, цели и принципы планирования, сущность и содержание версий в раскрытии и расследовании дорожно-транспортных преступлений, особенности планирования по уголовным делам данной категории.




^ Ключевые слова: дорожно-транспортные преступления, версии, планирование расследования.




The article concerns topical theoretical and practical questions of hypothesizing and planning investigation of criminal cases on road traffic offences. It defines the concept, goals and principles of planning, essence and content of hypothesis for investigation and solution of road traffic offences, peculiarities of planning criminal investigation for this category of offences.




^ Key words: hypothesis, road traffic offences, investigation planning.




Анализ динамики основных по­казателей аварийности свидетельствует о том, что уровень дорожно-транспортного травматизма в Российской Федерации, несмотря на некоторое снижение, остается крайне высоким. В 2008 г. зарегистрировано 218 322 дорожных происшествия, в которых почти 30 тыс. человек погибло и 270 тыс. раненых [1]. По данным специалистов, величина социально-эко­номического ущерба от дорожно-транспортных происшествий (ДТП) в последние годы состав­ляет 2,5 % внутреннего валового продукта страны, т. е. около 320 млрд руб. [2].

Значительная часть указанных дорожных происшествий по своим последствиям является преступными деяниями. Их расследование отнесено к компетенции органов предварительного следствия в системе МВД России. Изучение практики раскрытия и расследования дел данной категории показало, что в МВД, ГУВД, УВД многих субъектов Российской Федерации этому направлению деятельности не уделяется должного внимания. Органами предварительного следствия, подразделениями Госавтоинспекции безопасности дорожного движения (ГИБДД) и другими службами милиции не в полной мере выполняются требования ведомственных нормативных предписаний по организации взаимодействия подразделений органов внутренних дел в раскрытии и расследовании преступлений [3]. Следственно-оперативные группы на места ДТП, в том числе с которых водители скрылись, и ДТП с тяжкими последствиями дежурными частями направляются не в полном составе. Продолжает оставаться низким качество осмотра места происшествия. Территориальными органами внутренних дел работа по поиску очевидцев происшествий, водителей и автомобилей, причастных к ДТП, редко осуществляется, о чем свидетельствуют формальные ответы на отдельные поручения следователей. Отсутствует целенаправленная работа следователя и других участников следственно-оперативных групп (СОГ) по совместному планированию раскрытия и расследования преступлений.

Все перечисленные недостатки наряду с отсутствием у многих следователей, особенно начинающих, необходимых теоретических знаний и практического опыта расследования дорожно-транспортных преступлений самым негативным образом отражаются на качественных и количественных показателях органов предварительного следствия, зачастую приводят к нарушениям законности, ущемлению прав участников уголовного процесса.

Между тем решение задач эффективного расследования дорожно-транспортных преступлений, выявления всех обстоятельств, подлежащих доказыванию, изобличения виновных лиц требует от следователя не только профессиональных знаний, умений, но и немалых организаторских способностей. Расследуя то или иное преступное деяние, следователь часто оказывается в сложных ситуациях, характеризующихся дефицитом исходной информации, противоречивостью и недостаточностью поступающих фактических данных. Положение нередко усугубляется и многочисленными организационно-управленческими трудностями, к которым относятся: неравномерность в нагрузке следователей; необходимость выполнения большой по объему работы в крайне сжатые сроки; трудоемкость некоторых процессуальных действий; недостаточный уровень взаимодействия с сотрудниками ГИБДД и других подразделений органов внутренних дел.

Успешное раскрытие и расследование преступлений в такой обстановке просто невозможно без четкой организации труда следователя, одним из важных элементов (методов) которой является планирование. В этом смысле планирование можно рассматривать как метод организации расследования [4], направленный на определение оптимальных путей, способов, средств и сроков достижения целей предварительного расследования.

Напряженная умственная (и в то же время творческая) деятельность следователя по планированию начинается еще при решении вопроса о возбуждении уголовного дела и продолжается до окончания расследования. При этом, чем сложнее уголовное дело, тем многообразнее и сам процесс планирования. Цели планирования расследования дорожно-транспортных преступлений обусловлены задачами предварительного расследования и предполагают следующее:

 обеспечение объективности, полноты и оперативности расследования;

 определение конкретного содержания работы следователя на всех этапах раскрытия и расследования преступлений;

 выбор наиболее оптимальных направлений деятельности следователя;

 согласование (координацию) усилий следователя с сотрудниками оперативных и иных подразделений органов внутренних дел;

 эффективное применение технико-кримина-листических средств и методов, а также тактических приемов расследования;

 экономию времени, сил и средств.

Указанные цели обусловливают выполнение следователем поставленных задач в кратчайшие сроки и с наименьшими затратами сил и средств.

Единый по своим целям и тактическому значению процесс планирования расследования по уголовному делу с содержательной стороны представляет собой многоуровневую систему, элементы которой тесно связаны между собой и взаимообусловлены. К элементам этой системы относятся:

1) анализ исходной информации;

2) построение следственных версий;

3) определение задач расследования;

4) выбор путей и способов решения поставленных задач;

5) составление письменного плана и иной документации;

6) контроль исполнения и корректировка плана расследования.

^ Анализ исходной информации следователем начинается с момента получения сообщения о дорожном происшествии, содержащем признаки дорожно-транспортного преступления, и осуществляется в течение всего расследования. Основную информацию о расследуемом событии следователь получает из поступивших к нему первичных материалов дела и в результате проведения первоначальных следственных действий. При этом особое значение для построения версий имеет непосредственное ознакомление следователя с обстановкой преступления в ходе осмотра места происшествия и личное исследование материальных следов и вещественных доказательств. Непосредственное восприятие обогащает представления следователя о событии, делает их более разносторонними и полными, насыщенными зрительными образами, что благоприятствует формулированию версий.

Помимо процессуальных источников доказательств, при построении версий используется также информация, полученная в результате проведения оперативно-разыскных и иных мероприятий. Однако далеко не все фактические данные, добытые по уголовному делу, могут служить основаниями для построения следственных версий. Поэтому суть анализа исходной информации сводится к тому, чтобы из всей совокупности фактических данных отобрать лишь те, которые отвечают определенным условиям:

1) имеют отношение к расследуемому событию и взаимосвязаны с другими уже установленными обстоятельствами;

2) получены из надежного первоисточника и могут быть признаны допустимыми;

3) могут быть проверены законным путем [5].

^ Построение следственных версий является вторым обязательным элементом планирования, вытекающим непосредственно из первого, и заключается в построении всех возможных версий как в целях установления неизвестных пока обстоятельств, так и предвидения желаемого результата. При построении версий используются различные приемы логического мышления: анализ и синтез, индукция и дедукция, аналогия. Эти логические приемы в сложных ситуациях позволяют накопить определенную информацию, необходимую для построения версий, систематизировать и классифицировать факты, оценить их. Определенное значение в построении следственных версий имеет интуиция. Когда говорят об интуиции, то имеют в виду кажущееся внезапное непосредственное постижение истины без очевидных доказательств и развернутого логического мышления. Из теории познания известно, что за способностью сознания при минимальной информации по ничтожным признакам, без развернутого анализа интуитивно угадывать истину стоят приобретенные ранее фактические знания и опыт, которые дают возможность человеку как бы «внезапно» правильно решить ту или иную задачу. Поэтому интуитивные догадки обычно имеют место у следователей, обладающих соответствующими знаниями, а также значительным профессиональным и жизненным опытом.

На первоначальном этапе расследования дорожно-транспортных преступлений, в ситуациях, когда достоверной информации мало либо она противоречива, обычно используют общие версии. Содержание таких версий охватывает предположение о событии преступления в целом, со всей совокупностью признаков предмета доказывания: время, место, способ совершения, виновность и т. д. Практика расследования дорожно-транспортных преступлений показывает, что наиболее общими типичными версиями могут быть следующие:

 совершено преступление, предусмотренное ст. 264 УК РФ (нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств);

 совершено иное преступление, например, нарушение правил, обеспечивающих безопасную работу транспорта (ст. 268 УК РФ) или недоброкачественный ремонт транспортных средств и выпуск их в эксплуатацию с техническими неисправностями (ст. 266 УК РФ);

 совершено убийство с использованием транспортного средства в качестве орудия преступления;

 имело место самоубийство пострадавшего;

 произошло случайное стечение обстоятельств (казус), не охватываемое пред­видением водителя и других участников дорожного движения;

 инсценировка дорожно-транспортного происшествия.

По мере накопления фактических данных на основе общих строятся более конкретные частные версии, объясняющие отдельные обстоятельства совершения преступления, входящие в предмет доказывания по уголовному делу. Это могут быть версии о субъекте, объективной и субъективной сторонах деяния (личности подозреваемого, времени, месте, механизме, причинах совершения преступления и т. д.).

Так, по общей версии о совершении дорожно-транспортного преступления относительно субъекта может быть выдвинут ряд частных версий:

 преступление совершено лицом, управлявшим автомобилем;

 преступление совершено пассажиром транс-портного средства;

 преступление совершено пешеходом;

 преступление совершено иным лицом, не являющимся участником дорожного движения;

 преступление совершено лицом, ответственным за техническое состояние транспортных средств.

Общая версия об инсценировке дорожно-транспортного преступления предполагает проверку частных версий о целях и мотивах такого поведения подозреваемого: проверку частной версии о совершении дорожно-транспортного преступления в целях сокрытия другого более тяжкого преступления (например, убийства).

^ Определение задач расследования. На различных этапах предварительного расследования решаются различные задачи, а в каждой конкретной ситуации они детализируются в зависимости от вида и характера расследуемого дорожно-транспортного преступления, наличия доказательств. Так, при расследовании дорожно-транспортного преступления, когда водитель скрылся, планирование будет направлено на установление разыскиваемого водителя и транспортного средства, а также на детальное изучение материальной обстановки места происшествия. А при установлении и задержании подозреваемого  на выяснение причин и условий совершения преступления, процессуальное закрепление доказательств виновности лица, установление размера причиненного материального ущерба и других обстоятельств.

Следователь, наметив те или иные версии, дав объяснение событию и его отдельным фактам, не должен забывать о том, что его объяснения являются всего лишь предположениями, а значит, должны быть проверены соответствующими доказательствами. Поэтому задачи планирования на каждом этапе расследования определяются путем выведения из каждой построенной версии логических следствий. Эти следствия в своей совокупности образуют перечень обстоятельств, подлежащих доказыванию по делу, которые затем включаются в самостоятельный раздел плана. Наряду с общеверсионными обстоятельствами в содержание планирования входит также определение вневерсионных обстоятельств, т. е. тех вопросов, которые не являются логическими следствиями версий, но также подлежат обязательному установлению. Например, установление способности свидетеля адекватно воспринимать различные явления и события, изучение личности подозреваемых и потерпевших, выяснение их психофизиологических особенностей и др. [6].

При проверке нескольких параллельных версий их логические следствия могут в чем-то совпадать, дублироваться. Поэтому следователю важно правильно определить оптимальный перечень обстоятельств, подлежащих выяснению по делу. При сужении круга обстоятельств часть их не исследуется, а образующаяся неполнота может привести к односторонности расследования и принятию незаконных решений. Необоснованное расширение перечня обстоятельств, напротив, усложняет проверку и оценку собранных данных, порождает волокиту в расследовании. Когда же следователь правильно определяет круг обстоятельств, подлежащих выяснению, он тем самим ограничивает расследование пределами, достаточными и необходимыми для установления истины по делу. Практика показывает, что эффективно решить данную проблему можно лишь в том случае, если будут учтены: предмет доказывания по уголовному делу; особенности уголовно-правовой квалификации расследуемого деяния; криминалистические рекомендации по методике расследования данного вида преступлений.

^ Выбор путей и способов решения поставленных задач логически вытекает из трех предыдущих элементов планирования и является одним из самых ответственных. Выбор путей и способов решения поставленных задач состоит в конкретном учете всех средств, находящихся в распоряжении следователя, и их сопоставлении с задачами, определенными на предшествующих этапах. Следователь оценивает материально-технические, информационные, временные и иные ресурсы с учетом возможностей их использования. В случае недостаточности имеющихся ресурсов решает вопрос о привлечении дополнительных сил и средств или же прибегает к значительной интенсификации своего труда.

На этом же этапе определяется перечень следственных действий, оперативно-разыскных и иных организационных мероприятий, целесообразность, время и последовательность их проведения. Здесь должны быть запланированы все необходимые следственные действия и другие мероприятия, в результате которых можно проверить ту или иную версию, выяснить с достаточной полнотой обстоятельства того или иного эпизода.

В первую очередь планируются те следственные действия, которые отнесены к числу неотложных из-за необходимости безотлагательного закрепления материальных либо идеальных следов преступления (осмотр места происшествия, транспортного средства, трупа, допрос подозреваемого, потерпевшего и тех свидетелей, в результате допроса которых можно получить наиболее важную для дела информацию или с помощью которых можно проверить наибольшее количество следственных версий одновременно.

После того как намечены неотложные следственные действия, необходимо предусмотреть начало тех процессуальных действий, производство которых потребует длительного времени, а также подготовительные мероприятия. Например, если по делу требуется назначить судебную автотехническую экспертизу, нужно заранее предусмотреть сбор необходимых исходных данных для ее производства: осмотр места происшествия, транспортного средства, допрос участников происшествия и свидетелей, следственный эксперимент и др.

На более поздний период расследования могут быть запланированы процессуальные действия, направленные на уточнение и проверку ранее полученных доказательств, а также мероприятия информационно-справочного характера (очные ставки, проверка и уточнение показаний на месте, запросы в различные организации и учреждения).

В качестве исполнителя большинства следственных действий, как правило, выступает сам следователь. Проведение отдельных следственных действий, а также организационных и оперативно-разыскных мероприятий в соответствии с планом поручают сотрудникам ГИБДД, оперуполномоченным криминальной милиции, сотрудникам других подразделений органов внутренних дел.

^ Составление письменного плана и иной документации является конечным результатом процесса планирования. Намечая выполнение необходимых процессуальных действий и других мероприятий, последовательность и тактику их приведения, следователь обычно составляет письменный план, а при необходимости готовит и другую вспомогательную документацию.

^ Контроль исполнения и корректировка плана расследования. Последний элемент планирования обусловлен тем, что следователь по мере выполнения намеченных мероприятий постоянно получает новые доказательства и новые данные, требующие соответствующего осмысления и оценки. Анализ достигнутых результатов и учет складывающейся следственной ситуации вызывает необходимость замены отдельных исполнителей, внесения соответствующих коррективов в перечень, последовательность и содержание следственных действий и др. С учетом этих изменений вносятся частные поправки и в план расследования: намечаются новые версии, определяются дополнительные задачи, предусматриваются дополнительные пути и способы их решения.

Контроль за выполнением плана и его корректировка осуществляются в любое время, когда это необходимо. В этом собственно и проявляется один из специфических принципов планирования  его динамичность (гибкость, подвижность).

Естественно, планирование расследования, особенно в письменной форме, требует определенных временных затрат, однако оно имеет ряд неоспоримых преимуществ:

Во-первых, письменная форма плана позволяет максимально конкретизировать мысли следователя.

Во-вторых, она позволяет следователю одновременно охватить все стоящие перед ним задачи по расследованию преступления, от чего в значительной степени зависит успешное их решение.

В-третьих, письменный план облегчает следователю запоминание большого количества необходимой информации.

В-четвертых, такая форма планирования позволяет следователю осуществлять постоянный самоконтроль за своей деятельностью (за ходом расследования, процессуальными сроками), а руководителю следственного подразделения  контролировать как сам процесс планирования, так и выполнение планируемых мероприятий. Это существенно повышает эффективность следственной деятельности, придает ей осмысленность, определенность, позволяет избежать ошибок в дальнейшем.

В связи с применением в ходе планирования компьютерных технологий представляется возможным вести речь и об электронной форме планов. Практика показывает, что электронная форма плана требует значительно меньше времени на разработку и оформление по сравнению с аналогичной письменной формой. Применение компьютерных технологий при планировании работы следователем освобождает его от необходимости последовательного выполнения значительного числа трудовых операций, затрачиваемых на составление плана расследования по отдельным уголовным делам, а затем календарного плана работы по всем находящимся в его производстве уголовным делам. Обусловлено это как самой структурой баз данных, используемых для автоматизации этого вида деятельности, так и спецификой вывода для дальнейшего использования информации, содержащейся в таких программных средствах [7].







Список библиографических ссылок




  1. Статистика ДТП за 2008 г. // Аргументы и факты. 2009. 13 апр.

  2. Повышение безопасности дорожного движения в 20062012 годах: федер. целевая программа (утв. постановлением Правительства Российской Федерации от 20 февраля 2006 г. № 100) // Рос. газ. 2006. № 195 (4862). 28 февр.

  3. Приказ МВД России от 26 марта 2008 г. № 280-дсп (с изм. от 09. 08. 2008 г. № 679-дсп).

  4. Кулагин Н. И., Савельев А. К. Расследование сложных многоэпизодных дел: учеб. пособие. Волгоград, 2005.

  5. Копылов И. А. Следственные ситуации и тактическое решение: учеб. пособие. Волгоград, 1988.

  6. Планирование расследования преступления отдельных видов: учеб. пособие / С. М. Самоделкин [и др.]; под общ. ред. С. М. Самоделкина. Волгоград, 1995.

7. Вехов В. Б., Родин А. Ф. Расследование преступлений в сфере компьютерной информации: учеб.-метод. пособие. Волгоград, 2004.

v-filosofiya-svobodi-ili-kraeugolnij-kamen-xx-go-veka-biografiya-rudolfa-shtejnera.html
v-finansovoe-obespechenie-funkcionirovaniya-i-razvitiya-doshkolnogo-obrazovatelnogo-uchrezhdeniya.html
v-finskom-zalive-dvuhmetrovie-volni-internet-resurs-astok-pressru-06122011.html
v-fizicheskaya-kultura-i-sport-harabalinskij-rajon.html
v-formirovanie-ekologicheskoj-kulturi-ob-ohrane-okruzhayushej-sredi-chuvashskoj-respubliki-v-2008-godu.html
v-fss-rasskazali-ob-indeksacii-detskih-posobij.html
  • literatura.bystrickaya.ru/scan-ocr-spellcheck-chububu-2007-stranica-6.html
  • knigi.bystrickaya.ru/rusgidro-ria-novosti-18.html
  • uchit.bystrickaya.ru/svedeniya-o-kreditorah-na-dolyu-kotorih-prihoditsya-ne-menee-10-ot-obshej-summi-kreditorskoj-zadolzhennosti-na-30092007-g-tisrub.html
  • studies.bystrickaya.ru/krupnaya-bitovaya-tehnika.html
  • reading.bystrickaya.ru/koncepciya-listov-moskva-2004-spisok-ispolnitelej.html
  • bukva.bystrickaya.ru/ponyatiya-socialnoj-stabilnosti-i-napryazhennosti-praktika-ih-proyavleniya-v-rossii.html
  • control.bystrickaya.ru/elektr-zhellk-aidalara-1-osimsha-pajdalanushini-osu-shemasini.html
  • occupation.bystrickaya.ru/nesankcionirovannie-ledovie-perepravi-dolzhni-bit-zakriti-internet-resurs-sibkrayru-10032011.html
  • doklad.bystrickaya.ru/uchebno-metodicheskij-kompleks-dlya-studentov-yuridicheskogo-fakulteta-vseh-form-obucheniya.html
  • crib.bystrickaya.ru/hrestomatiya-teksti-po-istorii-ro-ssii-sost.html
  • occupation.bystrickaya.ru/municipalnaya-internet-konferenciya-uchashihsya-moj-pomoshnik-kompyuter.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/sabati-tairibi-nauriz-tojina-bazarli-sabati-masati-oushilara-nauriz-mejrami.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/tablica-12-poyasnitelnaya-zapiska-k-godovomu-otchetu-oao-raskat.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/splajn-interpolyacii-splajn-interpolyacii-12-kontrolnie-voprosi-12.html
  • university.bystrickaya.ru/forma-kalendarnij-plan-vipolneniya-rabot-postavka-reprintnogo-vosproizvedeniya-polnogo-komplekta-sobraniya-yurnali.html
  • crib.bystrickaya.ru/instrukciya-dlya-chitatelya-nauchnih-statej-kak-ne-slushat-oratora-stranica-4.html
  • lesson.bystrickaya.ru/rasporyazhenie-ot-6-sentyabrya-2011-goda-515r-p-g-petrozavodsk-stranica-9.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/pyataya-sessiya-zheneva-26-30-aprelya-2010-g-proekt-otcheta-stranica-3.html
  • kolledzh.bystrickaya.ru/bakalavrskaya-programma-kafedra-vseobshej-istorii-napravlenie-istoriya-disciplina-istoriya-kitajskoj-filosofii-status-disciplini.html
  • uchit.bystrickaya.ru/tarih-sabainda-ojin-elementter-arili-oushilardi-pnge-degen-iziushiliin-arttiru.html
  • literatura.bystrickaya.ru/s-uspenskogo-municipalnogo-obrazovaniya-uspenskij-rajon-v-2009-2010-uchebnom-godu-stranica-2.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/razdel-i-osmotr-ventilyatornih-ustanovok-pravila-bezopasnosti-pri-stroitelstve-podzemnih-sooruzhenij-pb-03-428-02.html
  • spur.bystrickaya.ru/krupnejshie-kompanii-producenti-v-rf-kvartalnij-analiz-i-prognoz-proizvodstva-tovarnih-grupp.html
  • vospitanie.bystrickaya.ru/zadachah-matematiki-obzor-tochek-zreniya-6.html
  • znanie.bystrickaya.ru/5-rukovoditelyam-ppe-ou-ege-soveshanie-s-rukovoditelyami-ppe-ege-sostoitsya-24-marta-v-10-00-v-161-gimnazii.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/moskovskaya-pravda-moskva-175-1982008-ya-v-spasateli-poshel-pust-menya-nauchat.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/pravila-priema-i-ispolneniya-bankom-zayavok-na-prodazhu-akcij-oao-bank-vtb-v-sootvetstvii-s-ofertoj-ooo-vtb-pensionnij-administrator-termini-i-opredeleniya.html
  • literatura.bystrickaya.ru/socialno-ekonomicheskie-posledstviya-bezrabotici-i-puti-ih-preodoleniya.html
  • tasks.bystrickaya.ru/-5-ulozhennaya-komissiya-1767-g-istoriya-rossii-s-drevnejshih-vremen-do-konca-xx-veka-v-3-h-knigah.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/metodicheskie-ukazaniya-k-vipolneniyu-diplomnih-proektov-po-specialnosti-075400-kompleksnaya-zashita-obektov-informatizacii.html
  • universitet.bystrickaya.ru/stilistika-reklamnogo-teksta.html
  • thesis.bystrickaya.ru/povishenie-effektivnosti-raboti-asinhronnogo-generatora-s-korotkozamknutim-rotorom.html
  • lecture.bystrickaya.ru/43-organizaciya-uchebnogo-processa-otchet-o-rezultatah-samoobsledovaniya-volokolamsk-2009-g.html
  • knigi.bystrickaya.ru/referata-po-discipline-vvedenie-v-specialnost.html
  • institut.bystrickaya.ru/tema-9-ekonomika-germanii-v-1914-1980-gg-uchebno-metodicheskij-kompleks-dlya-specialnosti-080102-mirovaya-ekonomika-moskva-2007.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.