.RU

Учебное пособие для студентов факультетов психологии высших учебных заведений по направлению 521000 «психология» - страница 7




Рис. 1

Слева — график решения учащимися задач на сообразительность, справа — арифметических задач; по вертикали — номера задач; по горизонтали — порядок выбора задач учащимися; светлые кружки — правильно решенные задачи, темные — нерешенные

174

уровне притязаний в самооценке Олега нет устойчивости: дваж­ды он первыми выбирал легкие задачи.

Возникает вопрос: почему при способностях и высоком уроп-не притязаний Олег не пошел в учении по пути преодоления трудностей, а встал на путь бесшабашно-безразличного отно­шения к учению и демонстративного нарушения всех требова­ний правил? Получать «четверки» и «пятерки» за письменные работы Олегу было трудно, так как они имели массу погреш­ностей и никогда не заслуживали настоящей «пятерки»; если Олег старался, он получал «четверки». Устные ответы — дело другое. При систематической и сравнительно небольшой рабо­те Олег мог получать «пятерки» по всем предметам. Следова­тельно, для того чтобы учиться очень хорошо, Олегу нужно было работать систематически и5 безусловно, стараться ломать свои привычки. Это было не так уж легко, но, пожалуй, глав­ное заключалось в ином — в отношении к отметкам.

Еще в IV классе Олег внешне относился к отметкам рав­нодушно. В V классе это отношение развивалось. Оно отражало новую атмосферу в классе: у большой группы мальчиков бы­товало демонстративно безразличное отношение к отметкам. Такое отношение было своеобразным показателем взрослос­ти, своеобразным геройством. Это было плохо, но было именно так и проявлялось часто по разным поводам и в разных ситу­ациях. Однажды Олег даже похвалил расстроенного «двойкой* Петю; «Молодец, что получил! "Двойка" — это ерунда!.ж Не­редко, получив «двойку», Олег шел на место с пренебрежи­тельной ухмылкой: ему, мол, это неважно, мало ли что взду­мается учителю — он-то себе цену знает. В других случаях Олег своим видом как бы говорил, что материал настолько несто-ющий, что его и знать-то не следует. Своим поведением и разговорами Олег как бы показывал, что отметки не важны, а важны знания, да и то не все, а он, Олег, что нужно, знает* Эти моменты были основой его позы и демонстраций. Под­линная позиция Олега от позы отличалась только одним: за его безразличием к отметкам скрывалось желание иметь не только хорошие, но и отличные оценки.

По-видимому, еще до V класса у Олега было сформирова­но отношение к знаниям как главному в учении. Мы полага­ем, что основное значение в этом имела семья и отношение Олега к отцу. Наверное, он идеал Олега. Высокий уровень при­тязаний Олега сформировался под влиянием оценки его спо­собностей учительницей начальной школы и матерью,

175

Именно высокая оценка своих способностей и особое от­ношение к знаниям были самыми твердыми точками опоры, на которых держалась позиция и поза Олега, но это обостря­ло его конфликт а переживания в связи с неуспехами.

Поза и некоторые формы поведения Олега были во мно­гом усвоенными образованиями. В V классе Олег интенсивно усваивал от товарищей новые критерии оценки поступков, которые давали возможность проявлять и доказывать взрос­лость и личные качества не на основе учебных успехов и вы­полнения требований взрослых, а путем игнорирования того и другого. Одним словом, путь и способ доказательства Оле­гом своей взрослости был неправильным, но более легким и соответствовал требованиям некоторых ребят к качествам лич­ности товарища, Олег пошел на поводу этих требований, а не требований взрослых.

Мать Олега довольно часто бывала в школе. Почти до декаб­ря она упорно защищала сына, И вдруг первого декабря в школу прибежал заплаканный Петя и сказал, что Олега выгнали из дома, так как он утащил ящик с мандаринами и два пакета гречневой крупы. Сейчас же пошли домой к Олегу. Мать сказа­ла, что у них была большая посылка с фруктами; вдруг она обнаружила, что почти все исчезло. Соседи видели Олега с кар­манами, полными фруктов, Олег отрицал, что их брал, Мать рас­сердилась и велела ему убираться из дома, Олег надел пальто, шапку и ушел. Где он был ночь и следующий день — неизвестно. Его всюду искали, но не нашли.

И только в этот день мать впервые сказала, что Олег стал ужасный — непослушный, грубый. Она не раз замечала пропажу денег. Ничто, кроме голубей, его не интересует. Он бросил чи­тать, заниматься техникой, все время где-то пропадает с Толей. Эта дружба очень тревожит мать. Она несколько раз приглашала Толю, Он ей понравился, хотя она считает его «педагогически запущенным» и дурно влияющим на Олега, Однажды Олег был серьезно наказан за историю с серебряными рублями. Олег их собирал и держал в письменном столе. Как-то мать спросила его: «Где деньги?» — «В столе!» — «Покажи!». Олег признался, что истратил их на голубей. Мать полагает, что этот поступок был совершен не без участия Толи.

Вскоре, после того как был поставлен вопрос об исклю­чении Олега из школы, его мать уехала к мужу, Олег остался с соседкой. Через несколько дней она заболела, и ее увезли в больницу. Олег остался совершенно один. В школе он не гово-

176

рил, что живет один. После очередного конфликта директор школы послал за матерью Олега. Ее дома не оказалось. Он позвонил к ней на работу, рассказал се сотрудникам о плохой успеваемости и поведении Олега, о его безнадзорности. В об­щем договорились, что на время отсутствия матери Олег бу­дет жить у бабушки. Дома он тоже бывал. Однажды Люба Ога-нян под большим секретом сказала мне, что Олег нашел в письменном столе удостоверение о том, что он был взят ма­леньким из детского дома. «Оказывается* у него и мать не родная! Вы знаете, как Олег это переживает!» — говорила Люба. Никто из взрослых не решился спросить об этом у Олега до разговора с матерью. В его поведении и настроении не было видно никаких особых изменений, наоборот он говорил, что ему у бабушки хорошо живется и она даже дает ему деньги на корм голубям.

Когда приехала мать Олега, то ей рассказали обо всем. Она сказала, что Олег вес это выдумал, а рождение этой идеи, по-видимому, связано с прошлыми разговорами бабушки, когда Олег себя плохо вел. Она показывала ему какую-то женщину и говорила, что это его мать, и если он себя будет плохо вести, то его ей отдадут.

Мать сказала, что под Новый год Олег послал учительни­це IV класса поздравительную телеграмму, что зимой и вес­ной ездил на могилу отца. Один,

В январе и феврале у матери была одна тема в разговоре об Олеге: он стал хулиганом, все ташит из дома, лжет, грубит.

Из прежних друзей Олега бывает дома только Люба, да и то редко. Мать говорила, что очень изменились интересы Олега, Прежние исчезли. Весь год увлекался только голубями. С весны стал читать и делать модель, но занимается тем и другим мень­ше, чем в прошлом году. Рвется гулять. Дома почти не бывает. Задержать его дома, если он хочет уйти, почти невозможно. Если мать запрещает идти гулять, все равно уходит. Следить за ним она не может, так как занята на работе. Дома почти не помогает, не выполняет просьбы и требования. Уроками по­чти не занимается. С V класса сше больше привязан к коллек­тиву, товарищам по классу. Нив коем случае не захотел пере­ходить в другой класс, школу. Отношения Олега с отчимом испортились. Мать жаловалась, что Олег не может с ним раз­говаривать спокойно, все время огрызается. С ней стал ужасно разболтанным, дерзким; отвечает на слово пятыо словами, сразу никогда ничего не сделает.

По-прежнему Олег болезненно чуток к отношению матери, Очень обидчив. Очень критичен. На замечания реагирует резко грубо: «Не твое дело!* или «Я сам знаю!». Повышение тона, на­стойчивость вызывают упрямство, протест, непослушание. Мать вынуждена отказаться от каких бы то ни было физических мер воздействия. Даже при угрозе Олег выходит из себя: глаза нали­ваются слезами, сжимает кулаки, весь трясется. У матери созда­лось, впечатление, что Олег может ее ударить.

В V классе Олег замкнулся, про многое молчит, былой разговорчивости нет. С этого года перестал ходить с мамой в кино, музеи, театры. На ее предложение отвечает; «Мне не­интересно*, но мать чувствует, что в этом есть оттенок «не­интересно с тобой», очень изменилось настроение: мрачен, подавлен, совсем не улыбается, раздражителен, вспыльчив, плаксив, бывают аффективные вспышки. Плохо спит ночью, кричит, разговаривает, встает с постели, ходит с закрытыми глазами, потом ложится. Мать хочет показать его невропато­логу. Ее очень беспокоит бурное половое созревание Олега и его интерес к этим вопросам. Соседи нашли под ванной ее учебник по физиологии человека для медицинских вузов, рас­крытый на самом «интересном» месте, Через несколько дней она спросила Олега, не брал ли он эту книгу. Он ответил отрицательно,

У Олега изменилось отношение к девочкам — нет преж­ней простоты и непосредственности. Он стал проявлять инте­рес к внешности девочек и учительниц. Рассказывает о плать­ях и прическах. Очень хорошо все запоминает, даже мелочи в фасоне платьев*

Важно и интересно отметить, что в V классе Олег был наиболее откровенен с тетей Сашей и слушался ее больше, чем маму. С ней он не был упрямым и грубым. Тетя Саша не соглашалась с матерью Олега в его оценке. Она продолжала верить, что Олег — хороший мальчик. Ее отношение к нему строилось на этом убеждении.

Таким образом, в V классе в поведении Олега дома и его отношениях с родителями произошли серьезные изменения, смысл которых был во многом таким же, как в школе. Мрач­ность, подавленность Олега, его раздражительность, уход из дома, выдумка о том, что мать ему не родная, поездки на могилу отца свидетельствуют о тяжелых внутренних пережи­ваниях Олега и о наличии у него чувства внутреннего одино­чества в отношениях с родителями.

178

Факты лжи, видимо, были связаны с боязнью Олега на­казаний и запретов того, что ему хотелось. Поступки, называ­емые матерью воровством, совершались Олегом под влияни­ем Толи и так или иначе были связаны с удовлетворением его новых интересов (голуби), требующих денег, которых у Олега не было, а получить их от матери он не надеялся.

На протяжении всего учебного года у Олега было несколько кругов общения, которые в чем-то не соприкасались друг с другом и строились на основе разных интересов Олега. Его поведение с разными товарищами было разным.

Первый круг общения Олега был связан с Толей. Характер занятий, поведения и общения Олега во время и после уро­ков во многом зависел от того, был Толя в это время в школе или нет, а позднее — от отношений с ним. В паре с Толей поведение Олега в лучшем случае было неровным. В школе вместе с Толей Олег чаще всего играл в настольный теннис, шашки, шахматы и раза два занимался выжиганием. Меро­приятия неспортивного характера Толю не интересовали. Он старался уйти из школы* тянул за собой Олега, и они уходи* ли. Их общим увлечением были голуби. В этом у них была своя жизнь, полная всевозможных событий и переживаний.

Они ухаживали за голубями и гоняли их. Время от времени голуби улетали или исчезали, и мальчики приобретали их раз­ными способами: покупали, сманивали, лазили на чердаки, чтобы отыскать среди сизарей хороших голубей, улетевших от хозяев. Эти походы были рискованным мероприятием, не толь­ко очень интересным, но и опасным, И Толя и Олег рассказы­вали мне о них увлеченно; с ними всегда случались какие-нибудь приключения. Один раз Толя, чтобы испытать Олега, сказал, что у него подвернулась нога и он от боли не может идти. Олег тащил его на спине по крыше и с лестницы. Другой раз они лезли с голубями по карнизу третьего этажа; Толя чуть не сорвался, а Олег, по словам Толи, «ужасно пережи­вал» за него. Олег подтвердил это. Несколько раз кто-нибудь из них говорил, что, например, «с понедельника будет хоро­шая жизнь!*, это означало, что к тому времени они достанут голубей. На сборе звена Толя и Олег уговаривали ребят завес­ти голубей и построить голубятню. Одним словом, в общении Олега с Толей голуби занимали огромное место. Их «штаб-квартира» была в голубятне Толи. Они там бывали утром, сра­зу после школы, раза два бегали в течение дня и бывали вече­ром. У Толи свой круг товар и щей-голубятни ков и просто

179

дружков из более старших классов и даже взрослых- Место их встреч — голубятни и двор. У этих ребят было много общею с Толей и в интересах, и в способах времяпрепровождения. Ре­бята гоняли голубей, играли в футбол, ездили на каток, зна­комились с девочками, курили, Толя приобщал Олега к взрос­лости особого рода: просвещал его в вопросах интимной жизни, учил курить и пить вино.

Толя в течение всего года плохо влиял на ребят и Олега. В ход были пущены многие средства, противодействующие этому. Постепенно влияние Толи уменьшалось, круг его близкого общения в классе сужался. По выражению ребят, зимой он «ушел в подполье». У Толи остался один Олег, Толя держал его очень крепко, причем даже в прямом смысле: несколько раз Олег хотел уйти от какой-нибудь группы ре­бят, но Толя держал его за руку, не отпускал, уговаривал не уходить. Интересно, что, несмотря на дружбу с Толей, Олег не выражал желания сидеть с с ним вместе.

Поворотным пунктом в отношении Олега к Толе была исто­рия с чуть было не состоявшимся исключением обоих из школы и масса сопутствующих этому моментов: влияние взрослых и товарищей, их активное стремление включить Олега в работу звена, развитие отношений с другими товарищами. В марте стало заметно, что Олег не только отходит от Толи, но даже иногда избегает общения с ним. Так, во время сбора звена Толя заглянул в класс и вызывал Олега. Олег не пошел с ним. Во время игрывшашки Толя предложил Олегу сыграть с ним партию, но Олег отказался и убежал. На празднике после окон­чания третьей четверти Олег играл и развлекался вместе с ребятами. Толе было скучно: он безобразничал. Его выгнали. Толя несколько раз заглядывал в класс и звал с собой Олега, но Олег остался с ребятами. Это вовсе не значит, что ребята разошлись или поссорились. Они продолжали общаться, вме­сте заниматься голубями, в паре безобразничать на уроках и после них, но вместе они бывали уже реже. Олег стал более самостоятельным и независимым от Толи, но влияние Толи было еще очень сильным,

С самого начала учебного года у Олега был и .второй, со­вершенно определенный круг общения — Петя, Витя и Женя. Первые двое были его близкими товарищами по IV классу; отношения с Женей развивались и улучшались в течение все­го года. В середине года Олег назвал именно этих мальчиков, как желаемых товарищей по парте и в выполнении обществен-

180

ного поручения. Уже з VI классе (сентябрь) он выразил жела­ние сидеть за одной партой с ними же, В отношениях с близ­кими товарищами Олег был очень постоянен.

Все мальчики были в одном пионерском звене. До середины года Олеге ними общался главным образом в отсутствие Толи и часто вел себя иначе: хотя он и баловался, но участвовал в об­шей работе с желанием, интересом и пользой для дела. Основой общения Олега с Петей, Женей и Витей в школе были разные пионерские дела, занятия, спортивные игры. С этими ребятами Олег занимался тем, что его интересовало в IV классе, во-пер­вых, моделями. Ими Олег занимался в самом начале года и в четвертой четверти. Над первой моделью Олег работал увлечен­но, не отвлекаясь, не хотел уходить в положенное время. Мо­дель он почти закончил. В его работе чувствовались опыт и хват­ка: умение пользоваться чертежом, знание деталей, владение инструментами. Когда решили делать более сложную модель, Олег принес из дома «(Морской словарь» с несколькими отмеченны­ми чертежами -схемами. Они оказались очень сложными, Олег без спора согласился с Витей сделать упрощенный вариант. Витя очень быстро остыл, Олега уводил от этих занятий Толя, и эта идея оказалась неосуществленной. Весной Олег согласился сде­лать модель катера для подарка в Болгарию. Работал в школе, брал модель домой. Очень хотел кончить. Модель получалась даже красивой. Однако она почему-то заваливалась на один бок. Олег ее исправлял и без конца пробовал в воде. Она была насквозь мокрая, красить ее было нельзя. Время было упущено — модель не послали. После этого Олег стал дома делать модель с мотор­чиком и управляемым прожектором. Сам на тисочках сделал винт, разобрал карманный фонарь, использовал лампочку, приладил на расстоянии батарейку. Когда вес было сделано, то прожектор вертелся и светил, но мотор не заработал. Олег разобрал модель, хотел перемотать мотор, но потом все бросил (это было уже перед каникулами).

В течение всего года, хотя и с перерывами, эта же четвер­ка ребят занималась фильмоскопом; разобрали его устройство, время от времени чинили, налаживали и показывали диафиль­мы малышам, товарищам и самим себе. Они всегда ходили и действовали дружной стайкой, не спорили и не ссорились. Мальчики играли в настольный теннис, биллиард, шашки и шахматы, весной увлекались выжиганием.

Олег, Петя, Витя и Женя относились друг к другу по-разно­му и их отношения развивались тоже по-разному. На протяжс-

181

нии всего учебного года у Олега наиболее ровные отношения были с Петей: они явно симпатизировали друг другу.

Хотя Петя лазил с Олегом по чердакам за голубями, но в общем они общались мало. Пете очень не нравился Толя, он сторонился его, категорически и резко осуждал и его поведе­ние, и Олега за дружбу с ним. На советах отряда, на звеньевых сборах Петя открыто и критиковал, и защищал Олега, и сочув­ствовал ему. Олег не обижался на Петю за критику, так как Петя всегда бывал прав и желал ему добра. В спорах и стычках с ребя­тами Олег почти всегда становился на сторону Пети. Только Пете Олег сказал, что его выгнали из дома, и согласился пойти к нему ночевать. Они должны были встретиться у школы, но Олег не пришел. Петя всюду его искал, но не нашел. Он плакал и говорил, что с Олегом что-то случилось. Развитию и укрепле­нию их дружеских отношений, таких хороших до V класса, во многом мешала дружба Олега с Толей.

Отношения Олега с Витей несколько ухудшились. Олега раздражало пустозвонство Вити, его стремление к командо­ванию и «яканье». К тому же Витя вел себя трусливо с Толей, Наконец, Витя допустил по отношению к Олегу два поступ­ка, которые ребята назвали предательством. Олег с Витей не ссорился, не спорил, но его отношение к нему было снисхо­дительно ироническим: он провоцировал его на активность, отрезвлял скептическим замечанием при разглагольствованиях. Когда Витя начинал всем руководить, Олег давал ему воз­можность показать свои умения и знания. При его провале реагировал короткой, ехидной репликой, вроде «сапожник», К общению с Витей Олег не очень стремился.

Более близкие отношения с Женей возникли только в V классе. Женя очень тянулся к Олегу: если Олег чем-ни­будь занимался, Женя очень часто оказывался рядом с ним. Сначала их объединяли общие занятия в звене и в судомо­дельном кружке, Зимой и весной Женя стал верным и весе­лым сотоварищем Олега в баловстве и всевозможных наруше­ниях дисциплины. Весной я отдала Олегу выпавшего из гнезда голубенка, С этого времени Женя стал бывать у Олега дома почти каждый день. Они ухаживали за птенцом, прятали его от мамы Олега, дрессировали, Оба рассказывали, какой голу­бенок умный и чему он уже научился; например, мальчики без привязи выпускали его в одно окно, а он влетал в другое.

В конце года Олег бывал с Женей больше, чем с другими ребятами, Будучи вдвоем, они очень хорошо относились друг

182

к другу. В присутствии других ребят и всего класса они очень редко держались вместе. Бывали случаи, когда Олег пользо­вался своей властью над Женей и раза два даже издевался над ним при ребятах. Женя все это сносил, не протестовал. Од­нажды на звене обсуждали, брать Олега в поход или нет. Олега критиковали, предлагали не брать. Женя молчал* Ребята по­требовали, чтобы он сказал свое мнение. «Я с ним дружу», — сказал Женя и замолчал.

С весны вместе с Олегом стая появляться Федя. Олег при­водил его на волейбольные тренировки и даже на сборы зве­на* Федя его ждал, заходил за ним, они бывали вместе во дворе, Федя бывал у Олега дома, Олег помогал ему в уроках. Что их связывало, помимо интереса к голубям и волейболу, выяснить не удалось.

Были периоды, когда Олег вдруг сближался с Андреем Костровым. Никаких общих занятий у них не было. Иногда Олег, Андрей и Женя безобразничали на переменах или пос­ле уроков. Влияние Андрея было более вредным, чем Толи* Он усиленно просвещал ребят в вопросах интимной жизни и от­ношениях с девочками, был вдохновителем и создателем вуль­гарной манеры в отношении к девочкам. Он курил и учил ребят тому же* Олег, так сказать, прошел через руки Андрея и, конечно, повзрослел в определенном отношении*

Из вышеизложенного видно, что Олег находился под вли­янием Толи и Андрея, которые были старше и взрослее его. Женя и Федя находились под влиянием Олега.

Совершенно особыми были отношения Олега с девочками.

До V класса Олег очень хорошо дружил с Любой Оганян. С начала V класса их дружба распалась. Люба это очень пережи­вала и несколько раз даже плакала. О причинах разрыва этой дружбы сама Люба, Олег, их родители и ребята говорили разное. Люба говорила, что какие-то ребята стали их дразнить «жених и невеста*, что Олег стесняется дружбы с ней перед Толей и распус­кает про нее «разные сплетни». Олег говорил матери, что Люба стала постоянно подчеркивать свое превосходство, свои знания и его незнание, свои достоинства и его недостатки, несколько раз отказывала ему в помощи. «Она плохой товарищ», — сказал Олег Одни ребята говорили, что Люба наябедничала на Олега и он обиделся; другие — что Люба обиделась и т. д. и т.п. Олег к Любе больше не приходил; когда она болела, он посылал Федю, чтобы передать ей уроки. Их отношения очень изменились, но переживаний по этому поводу у Олега не было,

183

С самого начала учебного года1 отношение Олега к девоч­кам обнаруживалось все ярче и отчетливее. Так или иначе Олег проявлял интерес к каждой девочке: красивой и непривлека­тельной, к более или менее взрослой и к совсем маленькой, к отвечающей на его внимание и к совсем равнодушной, даже сторонящейся его. Этот интерес был разлитым, глобальным.

Олег всегда замечал новое платье, кофточку, прическу и так или иначе реагировал на малейшее кокетство в туалете, внешности и поведении девочки. Еще в сентябре, увидя Валю Федорову в голубом нарядном платье» Олег воскликнул вос­хищенно: «Вот это да!.,*. Бывали случаи, когда Олег рассмат­ривал и оценивал внешность девочки, но замечание делал через несколько дней.

Внимание и интерес Олега к девочкам выражались в том, что он с ними не только всячески заигрывал, но и бесцере­монно приставал, причем абсолютно ко всем. У него были объекты постоянных приставаний, периодических и корот­ких, временных. Характер этих приставаний во многом зави­сел от силы отпора. Некоторые девочки боялись и избегали Олега, жаловались на него. Многие не без удовольствия вози­лись и бегали с ним, пищали и задирали его сами. Одно время Олег называл «моя невеста* самую робкую, тихую и очень инфантильную Раю Камалдинову и оказывал ей знаки вни­мания, чем ужасно перепугал девочку. Поочередно Олег мно­гих девочек называл «моя невеста» и пытался обнимать. По­том вдруг стало известно, что ом назЕгачил свидание Вере Гавриловой, Девочки эту встречу расстроили.

В таком поведении Олега было много подражания Толе и Андрею, Эти двое ребят были прямыми вдохновителями од­ной неприятной истории, активным участником которой был и Олег. Во-первых, в классе появился Мопассан, и девочек заставляли слушать отрывки или их пересказ. Во-вторых, на­чались грубые приставания к девочкам. К счастью, все это было обнаружено в самом начале и совместными усилиями девочек, классного руководителя и взрослых, работавших в классе, было быстро ликвидировано, Многие девочки действо­вали дружно и даже применяли силу как в одиночку, так и помогая друг другу. Некоторых ребят проучили довольно здо­рово; в их числе был и Олег.

1 В сентябре Олегу исполнилось только 11 лет, В V классе он находился на второй ступени полового созревания. Оно на­чалось очень рано и было быстрым по темпу."

I84

Олег оказался замешанным еще в одну очень неприятную и некрасивую историю. Вере Гавриловой от имени ее «мужа», Олега, было прислано домой письмо совершенно неприлич­ного содержания. Его распечатала мать Веры и, конечно, с возмущением и ужасом прибежала в школу. Никто в классе и в школе об этом письме не знал. Взрослые всевозможными способами старались установить автора письма. Это не уда­лось. Под величайшим секретом Олегу сказали только о факте письма, чрезвычайно его компрометирующего, и попросили помочь найти человека, который сделал ему такую подлость. Олег был возмущен и оскорблен до слез. Его первой реакцией было: «Узнаю — набью морду!». Однако, несмотря на помощь Олега, узнать автора письма так и не удалось. Эта история осталась тайной для всех, хотя в самом ее начале в классе бродили слухи, что Вера получила какое-то особенное письмо.

Эта история была случаем чрезвычайным и исключитель­ным, но в некотором отношении показательным. Олег общал­ся с плохими ребятами* Содержание письма раскрывает то отношение к девочкам и вообще к женщине, которое бытова­ло у ребят, так или иначе связанных с Олегом,

Отношение Олега к Ире Малининой во многом отлича­лось от отношения к другим девочкам, У пятиклассников оно называется по-разному: «нравится*, «влюблен», «бегаете Сим­патии к Ире Олег выражал не только в форме заигрывания и приставаний, но и другими способами. Олег вместе с Толей посвящал Иру в их голубиное хозяйство и заботы. Ни одну девочку они не удостаивали такой чести* Только в Олеге и Толе Ира нашла сочувствие и поддержку во время обострения ее отношений с девочками и мальчиками класса. Олег всегда «болел» за Иру, когда она участвовала в каких-нибудь сорев­нованиях. Если она очень волновалась или проигрывала, Олег оказывался рядом — один, с Толей или с Женей. Олег всегда был готов прийти Ире на помощь, поддержать ее.



Олег, безусловно, стремился к общению с Ирой, но иногда давал какие-то неадекватные этому эмоциональные вспышки. Когда на звене выделяли пары для тимуровской работы, Олег, имея в виду Иру, возбужденно выкрикивал: «Меня только не с ней!!!.>. Олег в общем подчинялся командованию Иры, но однажды он устроил бунт против назначения се ответствен­ной за одно дело, хотя она была самой лучшей кандидатурой. При разговоре на звене об отношениях Иры с мальчиками он был возбужден до крайности и во время красочного рассказа

185

Вити свалился от хохота под парту. Когда Олег спрашивал мнение матери о прическе «конский хвост», то имел в виду Иру, так как она первая ввела в класс эту моду, О своем отно­шении к Ире Олег дома ничего не рассказывал. Классный ру­ководитель не раз делал замечания Олегу по поводу его отно­шения к девочкам. Однажды такой разговор происходил при матери Олега. Он заплакал и убежал.

Все это свидетельствует о том, что Олег был фиксирован на девочках. Способ общения с девочками был во многом усвоен Олегом от Толи, Андрея и их товарищей. Он явился внешней формой проявления его новых интересов и стремлений, но за этой формой скрывались и совершенно иные особенности Оле­га — его неуверенность и стеснительность. Они всегда проявля­лись на классных праздниках. Почти всегда он находился в воз­бужденном приподнятом состоянии, особенно во время танцев. Многие мальчики и девочки уже танцевали. Немногие танцева­ли очень хорошо и даже «стилем», большинство больше хотели, чем умели, третьи не умели, но учились танцевать. Никакими силами Олега нельзя было заставить не только танцевать, но даже учиться этому. Он не хотел танцевать даже с мальчиками, ни всерьез, ни в шутливой форме. Он в панике убегал. Подобное отношение к танцам было, пожалуй, у него одного. Когда игра­ли в ручеек, Олег почти никогда не выбирал девочек, а если и выбирал, то таких, в настоящей симпатии к которым его было трудно заподозрить. Когда девочки выбирали его, особенно та­кие , как Ира, Маша или Зина, он был очень доволен, но и смущен: становясь в пару, выдергивал руку и даже отворачивал­ся* Во время танцев и этой игры поведение Олега было лишено непосредственности.

Вообще Олег избегал ситуаций, когда он оказывался в положении человека, на которого смотрят и оценивают его. Он категорически отказывался выступать на сцене* Один-един­ственный раз на классном празднике Олег вместе с Женей и Петей под руководством Вити устроили потешный хоровод «В лесу родилась елочка». Были только свои ребята. Олег и Женя не знали, куда себя девать, и от смущения и хохота попадали на пол. Даже во время ответа на уроке Олег испы­тывал какую-то неловкость. Очень часто создавалось впечат­ление, что Олег смотрит на себя со стороны и оценивает. Актерства и паясничанья в его поведении не было, но была постоянная оглядка на себя. По-видимому, Олегу было важ­но, какое впечатление он производит. В поведении Олега бра­вада сочеталась с большой стеснительностью,

186

В отношениях с товарищами Олег не стремился командо­вать, быть на виду. Наоборот, он старался остаться в тени. Он никогда не стремился выиграть во что бы то ни стало, не спорил, не докладывал о выигрыше. На сборах звена Олег бывал не очень активен. Иногда казалось, что к происходяще­му он относится довольно безучастно. Однако когда ему дава­ли поручение, Олег хотя и не сразу, но соглашался с плохо скрываемой охотой и даже удовольствием. Он никогда не за­бывал об обещанном.

Олег согласился рассказать об атомоходе, поддержал идею сделать модель корабля, принес схемы и начал делать модель. Он принимал участие в обсуждении маршрута воображаемого путешествия по Северному морскому пути. Согласился сде­лать сообщение на тему «Ленинград в период Великой Отече­ственной войны». Он прочитал данную ему книгу и рассказал неплохо, хотя очень смущался. Олег участвовал во всех сорев­нованиях внутри звена. Желание Олега участвовать в работе звена проявлялось по-разному. Когда делали монтаж о Крем­ле, Олег вдруг сам принес несколько открыток с видами ба­шен и церквей Кремля, Когда на звене разговаривали о том, что хорошо было бы собрать марки, посвященные В. И Лени­ну, Олег первым принес четыре марки. То же самое было и с материалами для стенда о В.И.Ленине. Эти кажущиеся на пер­вый взгляд мелочи таковыми не являлись. Они были симпто­мами положительного отношения Олега к общественной ра­боте. Однажды Люба в пылу обиды и раздражения упрекнула Олега в том, что он не дорожит пионерским галстуком. Олег на нее очень серьезно обиделся, а все ребята встали на его защиту.

Стремление Олега к общению с товарищами по классу проявлялось и в других фактах. Перед началом обучения в V классе Олег сказал матери, что он не хочет посещать груп­пу продленного дня, Однако без всяких дополнительных уго­воров Олег с первого дня оставался в школе после уроков. Если бы не Толя, Олег оставался бы очень часто, как это было в первой, в конце третьей и в четвертой четверти, Олег без уважительной причины не пропускал сборов звена, отря­да, участвовал во всех мероприятиях в классе. Он мог бало­ваться, мешать, но приходил на сборы всегда. Довольно часто Олег приходил в школу, когда его присутствие было не обя­зательно, т.е. когда собирались ребята из других звеньев, ра­ботали кружки или выполнялись поручения, в которых он не

187

участвовал. Олег приходил «просто так». В школу Олега, безус­ловно, тянуло. Общение с коллективом и товарищами по классу составляло важное содержание его жизни,

Олег в основном общался с ребятами, которых считал хо­рошими товарищами. Единственным исключением был Анд­рей Костров. Отношения Олега с Витей и отчасти с Любой ухудшились потому, что в V классе он стал считать их плохи­ми товарищами. Поведение самого Олега не расходилось с его требованиями к другим людям.

Олег не командовал ребятами, но и не любил, когда ко­мандовали им. Он даже не обижался, а просто не делал того, что от него хотели. Зато Олег очень обижался, когда сокраща­ли его фамилию («Кречет*) или называли каким-нибудь про­звищем.

Дружба с Толей и плохое поведение поставили Олега в несколько особое положение в коллективе. В школе он считал­ся злостным дезорганизатором, почти хулиганом.

С товарищами Олег держался независимо, не стремился примкнуть ни к одной из групп мальчиков, в результате чего стоял в классе как-то особняком. Эти изменения в положении Олега по сравнению с IV классом обнаружились в социомет­рических данных. В IV классе Олега выбрали 8 человек (18 выборов). В V классе Олег имел два выбора от одного человека (Толи), а 1 сентября в VI классе — один выбор от Иры, Следо­вательно* в V классе ребята предпочитали более близко об­щаться не с Олегом, а с другими товарищами*

Отношение товарищей к Олегу проявлялось довольно ча­сто; поведение давало много поводов для разговоров на сове-те отряда и на звене. Это происходило и в присутствии Олега, и без него, но никогда не носило характера «официальной проработки* в коллективе. Причиной этого были обстоятель­ства, связанные с отношением товарищей к Олегу.

В мнении об Олеге все ребята, хорошо знавшие его, были единодушны. Наиболее полно и ярко отношение товарищей к Олегу проявилось на одном совете отряда, который происхо­дил в середине января.

Стихийно возник разговор о наиболее трудных ребятах. Поставили вопрос: как быть с Олегом? Какой он был хоро­ший, а какой стал?! Ребята начали вспоминать и рассказывать об Олеге: он сразу все схватывает и понимает; Ира даже сказа­ла: «У него таланты есть!*, а Люба: «Внутри он очень серьезный к увлекающийся». Вите раньше было очень интересное Олегом:

188

они разговаривали о книгах, вместе играли, чем-нибудь зани­мались, ходили в кино, а теперь у Олега на уме только голуби. Говорили, как изменился Олег: бездельничает, безобразничает, никого не признает и не слушается. Во время разговора ребята пытались найти причины изменения Олега, способы подхода к нему и пути его исправления. Говорили, что основное зло в Толе и учителе русского языка. Учитель бывает несправедлив к Олегу: все замечает и ничто не прощает. Толя всех перепортил, но он уже не опасен для всех. У него остался один Олег, и потому он опасен только для Олега, поскольку Олег одинок* Думали, поче­му одинок Олег Может быть, обижается на прозвища? Может быть, думает, что ребята к нему плохо относятся? Может быть, очень переживает это и не хочет показывать? И т. д. и т.п. Стали думать, что с ним делать. Рассуждали так: он одинок, настоящих друзей у него нет; есть опасность, что, если сделать неправиль­ный шаг, обидеть его, будет еще хуже. Ребята решили: бранить Олега не надо, а лучше поговорить по душам. Ребята очень под­черкивали, что с Олегом надо разговаривать снежно и ласково», выразить веру в него, обязательно говорить, что он хороший и что все ребята считают его хорошим. Сначала решили погово­рить с Олегом на совете отряда, но потом отказались от этого, так как «для него это не подходит*. Лучше, если с ним поговорят члены совета отряда, его близкие товарищи — Петя, Ира и Витя. Наконец, решили придумать для Олега дело, которое было бы ему по душе, и вообще больше включать его в общую работу. Решение было выполнено: Петя и Ира разговаривали с Олегом.

Отношение членов совета отряда к Олегу было как к боль­ному, как к человеку, попавшему в беду, — чуткое, береж­ное, с раздумьем, педагогическое в высшем смысле этого слова. Товарищи в чем-то осуждали Олега, но очень и сочувствова­ли ему, понимали, стремились помочь. Обсуждение шло как бы под лозунгом: «надо спасать Олега*,

Интересно, что к другим «трудным» ребятам отношение было совершенно иным. Толю все безоговорочно осуждали и не сочувствовали ему; полагали, что его надо еще больше изо­лировать от ребят. Женю назвали «нахалом»; единственная и необходимая по отношению к нему мера — «бить и наказы­вать».

Различия в оценках и в отношении ребят были связаны с анализом мотивов поступков и сложившейся ситуации в от­ношениях с учителями и товарищами. Ребята не видели доста­точных оснований и причин для поступков Толи и Жени и поэтому осуждали их. Поступки Олега они понимали как реак­цию на определенное отношение, да еще при условии силь­ного и плохого влияния Толи. Для ребят было важно и то, что

189

Толя и Женя «не переживали*, а Олег все переживал очень сильно.

Дважды разговор об Олеге происходил на сборе звена. Первый был в конце февраля в присутствии его самого. Ребя­та говорили о достоинствах и недостатках каждого, о том, что кому надо исправить. Когда ребята высказывались об Олеге, он был очень смущен. Вот отрывок из протокола сбора звена.

Люба. Он был хороший товарищ. В IV классе^ когда я болела, он приходил, приносил уроки. А сейчас, как с Толькой связал­ся, стал хуже учиться, стал плохим товарищем. Раз Г, Д. попро­сила его зайти ко мне, так он не пошел, а Федьку послал. Разве это хорошо?

Петя. Нет, он надежный товарищ, никогда не предаст, ничего такого не сделает, всегда поможет..,

Ида. В V классе он лучше учился, никто на него не жало­вался...

Петя, А ты-то! Молчала бы уж лучше!..

Рита. Он обзывает все время...

Почти все. А сама? А ты?

Рита. И дерется, и за волосы тянет.., Зине клок волос выдрал..,

Стася. Я его мало знаю и как товарища тоже. Вот на уро­ках он мешает. А как товарищ он, по-моему* хороший!..

Женя. Олег — хороший товарищ. Это я точно знаю!

Витя. Товарищ он, конечно, хороший, а что к Любе не зашел, так это он постеснялся. Раньше он совсем был хоро­ший, плохое от Петуха перешло, У него еще хорошее сохра­нилось, но,.,

Петя. Но стал он намного хуже,

Стася* А, по-моему, хорошо, что он голубей любит. Зна­чит, любит животных, заботится. Плохой человек не стал бы этого делать. Это хорошо И вообще он симпатичный.

В мае ребята обсуждали вопрос, кого брать в поход, а кого нет. Олега на сборе не было. За организацию похода ребята отвечали сами и поэтому отбирали придирчиво. Брали только тех, кто достоин этого удовольствия, нс нуждается в особом внимании, кому не нужно срочно исправлять отметки,

Витя, Я против Олега и все, конечно!

Ира. Я тоже. Во-первых, безобразная дисциплина; во-вто­рых, по горло «двоек*; в-третьих, он будет такие номера вы­кидывать!,. Ну его!..

Женя. А я хочу, чтобы его взяли!..



Петя. Почему? Женя. Я с ним дружу!

190

Петя. Как ты с ним дружишь?? Голубей вместе гоняете!..



Рита. Я, например, хочу высказаться. Не брать его- Стал пло­хо учиться, плохо ведет себя. Потом за девочками гоняется...

Люба. Он настоящий гад- Ужасно, что я с ним дружила столько лет! И почему он опять ходит без галстука?.,

Петя. Придется не брать... Сам виноват, дурак!!! Ну, лад­но, чего разгваривать — ясно! Кто у нас следующий?

Из высказываний товарищей Олега очень ясно выступает мнение об Олеге и отношение к нему: был хороший, но очень изменился и стал много хуже; скверно, что плохо учится, плохо ведет себя, груб по отношению к девочкам, но человек он хороший и прежде всего хороший как товарищ.

Олег, конечно, знал, как его оценивают ребята, и чув­ствовал их отношение. В нем было осуждение и сочувствие, сожаление и доброжелательство, недовольство и вера в него, желание наказать и стремление помочь. Отношение товари­щей к Олегу было в высшей степени справедливым и очень правильным по существу. Именно поэтому у Олега с товари­щами никогда не возникали конфликты. Более того> Олег при­слушивался к мнению ребят, и именно это было одной из наиболее существенных причин стремления Олега лучше учить­ся и вести себя, изменения его отношений с Толей и времен­ных улучшений его успеваемости и поведения в четвертой четверти.

Одним из средств* положительно влиявших на Олега во второй половине года, были разговоры и замечания справед­ливо оценивающих его и доброжелательно относящихся к нему взрослых, в хорошее отношение которых он верил. Завоевать хорошее отношение Олега было трудно, так как требовалось большое терпение, понимание того, что с ним происходит и почему он поступает так или иначе. Осложняло общение с Олегом то, что он очень чутко реагировал на любую мелочь, в которой проявлялось отношение взрослого к нему.

История развития отношений с Олегом классного руко­водителя и взрослых, работавших в классе? позволяет выде­лить те условия и моменты, которые были необходимы для установления с Олегом хороших, дружеских отношений. Пер­вое — это наличие у взрослого убеждения, что Олег — хоро­ший > умный и способный мальчик, т-е, веры в его качества и возможности. Второе — отношение к нему как к взрослому и такт в отношениях. Третье — внимание. Четвертое — готов­ность помочь Олегу советом и делом, оказание ему поддерж-

191

ки б трудном для него деле, ситуации. И наконец, пятое — своевременное подбадривание и похвала, вера в то, что он может справиться с трудностями, неуспехом.

Когда Олег, наконец, начинал раз&ираться и правильно по­нимать отношение взрослого к нему, его поведение постепенно менялось почти на противоположное по сравнению с предыду­щим. В четвертой четверти поведение Олега на уроках было не­ровным и в общем плохим, но его поведение в группе продлен­ного дня и взаимоотношения с классным руководителем и некоторыми взрослыми становились вес лучше и лучше. Олег стал более общительным, откровенным, охотно выполнял раз­ные просьбы и поручения, сам стремился к общению со взрос­лыми. Пожалуй, именно это было единственным, но очень важ­ным результатом педагогических усилий в течение всего года, направленных на то, чтобы помочь Олегу выбраться из того труд­ного положения, в которое он попал. Именно это было той ос­новой, без которой нельзя было в дальнейшем ликвидировать неуспехи и конфликты Олега, трудности в его воспитании.

V класс в жизни Олега был чрезвычайно важным, может быть, даже решался вопрос о судьбе этого мальчика, о пути, по которому он пойдет дальше. Условия и обстоятельства, от которых это зависело, были двоякого рода: одни были связа­ны с индивидуальными особенностями Олега и фактом его перехода в подростковый возраст, другие — с особенностями отношений Олега со взрослыми и товарищами.

Еще в IV классе Олег очень чутко реагировал на отноше­ние взрослых к нему. Мы полагаем, что это самым тесным образом связано со следующими моментами.

Во-первых, из-за особых семейных обстоятельств (смерть отца, занятость матери) потребность Олега в общении со взрос­лыми, конечно, не удовлетворялась. Это обнаружилось, ког­да Олег был еще в детском саду, и наиболее ярко выразилось в его отношении к отсутствию отца (поездки на его могилу). Это дополнительно обострялось тем^ что в семье имя отца было окружено ореолом, Олег усвоил отношение близких — для него отец был образцом. Однако отца не было, а с мате­рью он общался очень мало. У Олега появился отчим. Олег сам попросил (и это очень показательно) называть его не «дя­дей», а «папой». Однако и этот взрослый, которого Олег при­знал как отца, был в его жизни явлением эпизодическим. Отчим мало общался с Олегом, но относился к нему как к

192

сыну, И то и другое еще более обострило потребность Олега в общении.

Во-вторых, мать не была последовательной в отношении к Олегу как к: взрослому, особенно в III—IV классах. С одной сто­роны, она считалась с Олегом как со взрослым, поощряла его самостоятельность, т,е. способствовала формированию взросло­сти сына и его отношения к себе как к взрослому, а, с другой стороны, обращалась с ним как с маленьким и довольно часто применяла физические наказания. Один этот факт превращал ее отношение к Олегу в декларацию, а его взрослость — в фикцию. Иначе говоря, мать одновременно воспитывала у Олега чувство взрослости и отношение к себе как к взрослому, но и колебала, разрушала их. Объективно создавались условия, когда внимание Олега фиксировалось на степени его взрослости и отношении взрослых к этому.

Общим следствием этой специфической ситуации было то, что у Олега очень рано возникло чувство собственного достоинства и взрослости, а также определенные требования к взрослым, касающиеся отношения к степени его взрослос­ти и личности. У него возникла повышенная чуткость именно к этой стороне отношения взрослых к нему* Другим следстви­ем этой ситуации стала неуверенность и ранимость Олега, а также стремление как бы отстоять свое право на самостоя­тельность, взрослость, уважение к себе как к человеку.

К V классу у Олега еще не сложился способ реагирования на не удовлетворяющее его отношение взрослых. Обида и пере­живание несправедливости выражались в двух формах протес­та: дома — в виде ситуативной грубости и непослушания, в школе — в увеличении скрытности, замкнутости, т.е. в отказе от общения.

Мы полагаем, что именно очень повышенная чуткость Олега к отношению взрослых к нему как к человеку и степени его взрослости была отличительной чертой комплекса взрос­лости у этого мальчика. Она явилась важнейшим условием, во многом определившим индивидуальное своеобразие симпто-мокомплскса его особенностей при переходе в подростковый возраст,

В V классе отрицательную роль в жизни Олега сыграли два человека: учитель русского языка и Толя Петухов.

Толя Петухов был в классе образцом взрослости, своеоб­разной по содержанию, способам ее проявления и утвержде­ния в отношениях со взрослыми и товарищами. В поведении

193

Толи все это было представлено максимально ярко и нагляд­но. Особенно это касалось способов реагирования на не удов­летворяющее его отношение взрослых. Толя считался взрос­лым, но его взрослость была в общем доступна ребятам. Примером своего поведения он как бы говорил: будь таким, как я, и ты тоже будешь считаться взрослым.

Быстро возникшая дружба Толи и Олега была основана не только на общности интересов (голуби), но и на тенденции Олега к взрослости. Именно это было главным, а увлечение Олега го­лубями объективно имело второстепенное значение: оно было той общей деятельностью, в процессе которой они могли боль­ше всего общаться.

Учитель русского языка предъявлял детям много всевоз­можных требований, но был непоследователен в этом; он придирался к мелочам, ставил «двойки» за дисциплинарные моменты и очень часто наказывал; часто был несправедлив в оценке знаний, не проявлял к детям необходимого уважения и такта, В развитии взаимоотношений учителя и Олега имело зна­чение то, что к V классу у Олега была довольно высокая само­оценка и уровень притязаний, а в его учебной деятельности сочеталось правильное отношение к знаниям с небрежностью в их усвоении и учебной работе, к тому же у него была повы­шенная чуткость к отношению взрослых и их оценкам.

Все это привело к тому, что Олег не выполнял некоторые требования учителя (он был не подготовлен к их выполне­нию) и получал «двойки», замечания, его наказывали пуб­лично. При его отношении к зйаниям и самооценке «двойки» он расценивал как несправедливые, а при его чуткости к от­ношению взрослых наказания и некоторые замечания считал унизительными и оскорбляющими его. Он обижался, и эта обида накапливалась. Самое первое время обида Олега была его внутренним переживанием и вовне проявлялась мало. Од­нако очень скоро этот внутренний протест приобрел иную форму и стал резко проявляться в виде грубости, упрямства, различного рода демонстраций и безудержного критицизма. Ранее ничего подобного в поведении Олега не было. Откуда это взялось?

Накопление обиды у Олега, очевидно, совпало с другим очень важным процессом, который был связан с развитием его отношений с Толей Петуховым. Уже в IV классе у Олега была тенденция к взрослости. Его новый товарищ был в клас­се «образцом взрослости», Олег обижался на учителя русского

194

языка, Толя конфликтовал со всеми учителями и конфликто­вал «как взрослый». До V класса у Олега еще не сложился способ поведения и реагирования на не удовлетворяющее его отношение со стороны взрослых. Наличие у Олега тенденции к взрослости при обиде на взрослого и образцах «взрослого^ поведения товарища на не удовлетворяющее отношение обус­ловили усвоение новых для него способов поведения. В ре­зультате поведение Олега стало точно таким же, как Толи Петухова. Копирование Толи стало для Олега средством про­явления и утверждения своей взрослости, права на уважение и демонстрацией своих некоторых качеств. Это выразилось в форме игнорирования требований взрослых и пренебрежения ими, в противопоставлении себя взрослым, в демонстрации своей независимости, самостоятельности и права на свободу в поступках.

Эти особенности поведения Олега начали проявляться в школе> а потом и дома. Этот факт связан не только с конкрет­ными моментами отношений (взаимного недовольства), но и обострением ранимости Олега, возникновением аффектив­ных переживаний и связанных с этим неадекватных реакций.

Таким образом, новые особенности поведения Олега были по существу усвоенными и реактивными образованиями. Для их появления была подготовлена почва в виде тенденции Олега к взрослости и его чуткости к отношению взрослых (к нему как к человеку и степени его взрослости), но их возникнове­ние было непосредственно спровоцировано не удовлетворяв­шим Олега отношением взрослого. То, что новые особеннос­ти поведения Олега были реактивными, подтверждается фактом их отсутствия в отношениях с некоторыми людьми (с тетей Сашей, с учительницей немецкого языка), а также по­чти полным их исчезновением в конце года в условиях опре­деленных отношений с классным руководителем и некоторы­ми взрослыми,

В V классе у Олега отчетливо проявилась большая потреб­ность в общении с товарищами и коллективом. По сравнению с IV классом она увеличилась: выполнение учебных обязан­ностей и любимые занятия дома занимали в жизни Олега зна­чительно меньшее место, чем раньше. Его тянуло в школу, к ребятам, на улицу.

Сфера общения Олега с товарищами расширилась, а от­ношения с близкими товарищами менялись. В отношениях Олега с товарищами, видимо, имел место своеобразный по-

195

иск близкого товарища, взаимоотношения с которым и его качества личности удовлетворяли бы Олега* Отношения Олега с товарищами строились на основе общности в интересах и занятиях, причем общение с одним товарищем или группой своеобразно связывалось с определенными, но разными ин­тересами Олега (к голубям, моделям, девочкам)*

В развитии отношений Олега с близкими товарищами боль­шое значение имело наличие или отсутствие у них следующих качеств; верности и преданности в дружбе, стремления и уме­ния помочь в любом деле, уважения к товарищу, желания показать свое превосходство и командовать товарищем, т.е. уважения, равноправия, взаимопомощи. В отношении това­рищей к Олегу решающими были его положительные каче­ства как человека и товарища, его способности и возможности.

Совершенно новой и особой сферой отношений Олега были его отношения с девочками. В V классе у Олега появился и интенсивно развивался интерес к другому полу, к интим­ной стороне отношений.

В V классе началась эмансипация Олега от взрослых (роди­телей)* У него возникла сфера «личной жизни», которая стала во многом неизвестной матери. Эта сфера касалась отноше­ний с товарищами, девочками, новых интересов и пережива­ний, личного и интимного порядка. Все это занимало в жизни Олега очень большое место, не было связано с домом и роди­телями. Попытки матери вмешаться в эту сферу жизни натал­кивались на сопротивление Олега.

Таким образом, V класс был для Олега периодом появле­ния изменений в нем самом и серьезных трудностей в его воспитании. Очень многие из них были непосредственно свя­заны с характером его отношений со взрослыми и товарищами.

Ира Малинина

Своеобразие воспитания Иры в семье заключалось в соче­тании ряда «строгих правил» с некоторой полубезнадзор­ностью.

Отец Иры до позднего вечера был занят на работе (рабо­тал инкассатором) и уделял мало времени общению с доче­рью. Мать после смерти младшего брата Иры (несколько лет назад) заболела: она периодически продолжительное время находилась в психиатрической больнице. Часто целыми меся­цами Ира была предоставлена самой себе. Когда она была ма­ленькой, то во время болезни матери жила у взрослого сына

196

отца от первого брака, а в более старшем возрасте жила дома. Она помогала отцу в элементарном хозяйствовании без мате­ри, а в IV классе иногда хозяйничала сама.

Своим временем Ира распоряжалась совершенно свобод­но. В периоды болезни матери контроля за ней не было, не было и ограничений. Только уроки Ира готовила дома (да и то не всегда), а остальное время проводила на улице и у подруг. В периоды относительного здоровья мамы Ира тоже бывала дома мало времени. В маленькой комнате, заставленной гро­моздкими вещами, повернуться было негде. Разговоры, шум утомляли и раздражали мать. Обстановка в семье была в об­щем тяжелой, и это во многом создавалось отцом Иры; его мрачностью, раздражительностью, недовольством женой и дочерью. Это выливалось в ссоры и конфликты и отнюдь не способствовало развитию у Иры желания и стремления быть дома с папой и мамой.

Мать считала, что обременять Иру поручениями по хозяй­ству не следует — пусть учится, а с хозяйством можно спра­виться и без нее. Время от времени Ира выполняла отдельные поручения родителей.

В семье учение Иры считалось главным в ее жизни. Имен­но ее успеваемости и подготовке уроков мать уделяла боль­шое внимание, когда была здорова. Хорошая успеваемость и хорошее поведение в школе были самыми важными момента­ми в оценке Иры дома. Внимание матери к школьным делам дочери заключалось в контроле за дневником и подготовкой уроков. В помощи Ира никогда не нуждалась, да и помочь мать не всегда могла. После подготовки уроков Ира бывала свободна. За развитием познавательных интересов, содержа­тельных занятий и чтением дома не следили. Ни то, ни дру­гое, ни третье не занимало в жизни семьи сколько-нибудь существенного места. Книг дома не было. Отец не раз говорил Ире, что надо читать, но дальше этого не шел. Мать была удовлетворена тем, что дочь читает книги по школьной про­грамме. Все годы мать была довольна Ирой, даже гордилась дочерью. Ей было очень приятно, что Ира хорошо учится, ее хвалят в школе, любят товарищи.

В классе Ира была очень заметной девочкой и не только потому, что хорошо училась, отличалась общественной ак­тивностью, была живой и веселой, но и потому, что счита­лась самой красивой. Она старше большинства одноклассниц на год и вообще выделялась большей взрослостью. К моменту окончания IV класса ей было почти 12 дет.

197

В I—IV классах Ира училась хорошо и ровно. Неизменны­ми годовыми отметками были «четверки*. В IV классе стала учиться даже лучше — на «четыре» и . Ире очень хоте­лось стат^ отличнице и. По поводу «троек» дома так огорчалась и горько плакала, что мать ее не бранила, а утешала и успока­ивала. Успехам товарищей Ира никогда не завидовала, и лю­бому готова была помочь в трудностях. Учительница подчер­кивала, что Ира очень волнуется во время ответов на уроке, и полагала, что это происходило из-за боязни Иры ответить неправильно и получить отметку ниже желаемой. Училась Ира с желанием. Правда, ни одному предмету не отдавала пред­почтение, но происходящее на уроке ее всегда интересовало* Была внимательна, активно участвовала в работе класса. Очень способная, Ира легко и быстро усваивала новый материал. Обладая прекрасной памятью, Ира хорошо рассказывала, все­гда приходила в школу с выученными уроками* До IV класса Ира была старательной, а в IV классе подготовке домашних заданий времени уделяла немного; от 30 минут до полутора часов (в крайнем случае). При этом она никогда не бывала полностью поглощена уроками, работала несосредоточенно, отвлекалась: то перебирала вещи, то подбегала к зеркалу — поправляла прическу, прихорашивалась.

В IV классе у Иры было два центральных интереса; соб­ственная внешность и общение с товарищами. Своей внешно­сти Ира уделяла много внимания и времени. Она могла часа­ми вертеться перед зеркалом, наряжаться во всевозможные платья (свои, мамины, подруг)^ примерять туфли на высоком каблуке, навешивать разные украшения, делать немыслимые прически. Одевшись, она так и сяк вертелась перед зеркалом, рассматривала себя с разных сторон, изучала мимику, жести-кулпровала> произносила какие-то «монологи*> кого-то ко­пировала.

Ире очень хотелось быть хорошо одетой и обязательно по моде. Платья Ире шила мать. Ира одолевала ее всевозможны­ми просьбами и принимала самое активное участие, когда мать ей шила: заранее всегда знала, какое именно платье хо­тела иметь — приталенное или с широким клешем, с подроб­ностями рассказывала об общих линиях и деталях, рисовала фасон и настаивала, чтобы мать сшила именно такое платье. Ира и ее подруги очень любили надевать вещи друг друга и часто менялись сарафанами, юбками, кофтами.

Одно время Ира с огромным интересом занималась в драмкружке при домоуправлении; пропадала все вечера на ре-

198

петициях и выступала — танцевала, читала, играла в спектак­лях. Руководительница говорила, что Ира у них «главная фи-гура&. Мать беспокоило это чрезмерное увлечение дочери, и по ее настоянию Ира перестала ходить на занятия кружка. Не­смотря на это, она мечтала стать актрисой. Ей хотелось сни­маться в кино и вообще выступать перед зрителями. Она все­гда проявляла интерес ко всяким выступлениям, часто выступала на утренниках.

Ира очень любила смотреть телевизионные передачи. При­ходя домой, сейчас же включала телевизор, смотрела все пе­редачи подряд до последней. Часто одновременно делала уро­ки, заявляя, что телевизор ей абсолютно не мешает. Мать пробовала запрещать, но натолкнулась на упорное сопротив­ление дочери и махнула рукой. В связи с этим Ира очень позд­но ложилась спать.

Интересно сочинение Иры, написанное ею в конце обу­чения в IV классе, о том, что она хотела бы узнать, чему научиться и чему могла бы научить товарища:

«I. Мне хотелось бы знать многое о Луне, о строении чело­века, о людях древнего мира» о жизни растений,

2. Я хотела бы хорошо научиться танцевать русские танцы, играть на рояле, фотографировать.

3. Я умею делать вырезки из бумаги, умею петь, танцевать вальс, фокстрот, танго, падеграс, умею играть в волейбол и баскетбол, умею кататься на лыжах, могу управлять лошадью.

4. Я могу научить товарища играть в баскетбол, волейбол, научить друга танцевать и всему, что умею делать сама».

Из сочинения видно, что интересы Иры сосредоточива­ются вокруг танцев и спорта, И в том и в другом она достигла успехов: лучше всех девочек класса играла в баскетбол, во­лейбол и танцевала не только некоторые бальные, но и за­падные танцы. Старалась танцевать «стилем**

К сугубо девчоночьим занятиям — вязанью и вышиванью — Ира не проявляла интереса. Читала очень мало, в основном то, что требовала учительница. Дома за книгу сама никогда не сади­лась* Вечно ей приходилось напоминать. Подаренной книге в пер­вый момент радовалась, но, повертев ее в руках и прочитав пер­вые страницы, скоро откладывала, а потом и вовсе о ней забывала* Некоторые книги валялись за платяным шкафом.

Общение с товарищами всегда занимало в жизни Иры боль­шое место. Она делила время между уроками и общением, и второе постепенно занимало все больше и больше времени,

199

Круг общения Иры широкий и разнообразный. Во-первых, у нее было много товарищей в школе. Ребята в классе любили и уважали Иру, и это отношение было обоснованным, Ира — хо­роший товарищ; она справедливая, честная и прямая, очень доб­рожелательна к ребятам, всегда готова помочь и утешить, взять под свою защиту пострадавшего или обиженного, «болеет» за класс, в общественных делах активна и ответственна, умеет ра­ботать сама и организовать ребят; в ней нет заносчивости и заз­найства, эгоизма и хвастливости; когда она командует ребятами (будучи звеньевой), то делает это с тактом; обид на нее не быва­ет. Ребята сами выбирали Иру на командирские должности и с охотой подчинялись ей.

К общению с Ирой тянулись как девочки, так и мальчики. К концу обучения в IV классе Ира была, так сказать, «звез­дой» класса, 13 девочек выразили желание сидеть с ней на одной парте, иметь ее звеньевой и выполнять с ней обще­ственное поручение. По сравнению с другими ребятами поло­жение Иры в классе было наилучшим.

Сама Ира очень любила школу и ребят класса. Она никог­да не бывала равнодушной к происходящему в классе, каса­лось ли это успеваемости или поведения отдельных ребят, организации каких-нибудь дел или мероприятий. Ей нрави­лось выполнять общественные поручения, нравилось, что ре-бята выбирали ее на все более ответственные должности в классе и слушались ее. Сама Ира охотно подчинялась требова­ниям ребят. Никаких конфликтов, обид между нею и товари­щами не было.

К концу учебного года учительница стала замечать, что Ира огорчалась, когда ей приходилось быть только исполни­телем; ей больше нравилось командовать ребятами, чем са­мой подчиняться. Она была не совсем довольна своим поло­жением в классе и претендовала на большее; ей хотелось быть старостой или председателем совета отряда. По словам учи­тельницы, Ира оценивала себя адекватно, В IV классе она ста­ла более уверенной в себе.

Все требования учительницы Ира выполняла беспрекос­ловно, всегда слушалась. Справедливое указание на неуспех или замечание при товарищах очень переживала, но больше досадовала на себя, чем обижалась на взрослого,

У Иры была в классе задушевная подруга — Катя. Они жили рядом, с 1 класса учились вместе. Обе девочки были очень привязаны друг к другу. Мать Иры отзывалась о Кате

200

как о девочке умной, серьезной, скромной и поощряла друж­бу Иры с ней.

Другая близкая подруга Иры, Света, училась в параллель­ном классе. Ира отзывалась о ней как о хорошем товарище. Эти три девочки составляли неразлучную тройку, с ними Ира по­стоянно общалась вне школы. Среди них Ира была командиром. Серьезных ссор и конфликтов не бывало, а мелкие стычки и споры случались очень часто, главным образом между Ирой и Катей, Никто не хотел уступать^ поскольку обе были с коман­дирскими замашками.

По словам матери, «весь двор — товарищи Иры*. ВIV классе ради общения с ребятами она была готова бросить все.

Мать считала, что Ира, гуляя во дворе, играет с ребятами в прятки, в мяч, бегает и прыгает. Это было, но девочки не только так проводили время. Собираясь у Кати или Светы, они нередко заводили патефон, слушали наимоднейшие пла­стинки, учились танцевать. Не только днем, но и вечером часто бывали на бульваре, прохаживались с мальчиками.

Однажды Ира пришла домой очень поздно, усталая, но чрезвычайно довольная. Оказалось, что она, ничего не сказав матери, поехала с друзьями в ЦПКиО. Там он# гуляли, кто-то из ребят фотографировал, они ели мороженое. Мать подо­зревала, что были и другие поездки: например, она знала, что летом (после окончания IV класса) Ира несколько раз ездила с ребятами за город, но сама Ира ей ничего об этом не говорила.

Любовь Иры к гулянью стала беспокоить мать. Она пыта­лась противодействовать этому, но натолкнулась на настой­чивость и упрямство Иры, Она не слушалась даже отца, груби­ла родителям, настаивала на своем, не подчинялась.

Дома начались конфликты из-за того, что Ира часто при­ходила много позднее назначенного срока, настаивала на своем праве пользоваться свободным временем по своему усмотре­нию и гулять, где она хочет, т.е. не около дома. Мать не разре­шала этого, но Ира делала по-своему: приходила поздно ве­чером, взбудораженная, утомленная, изнемогая от усталости, засыпала с большим трудом.

У Иры всегда много товарищей. Летом в деревне Ира все­гда была окружена ребятами, которые безоговорочно призна­вали ее «командирство» в походах по грибы, на речку, в играх, В деревне Ира еженедельно ходила в кино на десятичасовые сеансы. Поскольку перед кино всегда бывали танцы, Ира от-

201

воевала себе право ходить на них. На кино и танцы уходил весь вечер с 6—7 часов до 12, Мать пыталась протестовать, но удержать Иру дома было невозможно, и мать сдалась. Она даже оправдывала свою капитуляцию; ведь надо девочке посмот­реть кино, и она не виновата, что сеанс начинается так позд­но* С началом учебного года связь Иры с летними товарищами не прекращалась. Они переписывались. Ребята писали ей, что ее ждут, что без нее у них игры не клеятся.

Уже в IV классе Ира пользовалась у мальчиков большим успехом. Не только в классе, ной многим родителям ее школь* ных товарищей было известно, что она очень нравится Орло­ву, Кострову и Кречетову. Саша Орлов сам признался в этом матери. Были у Иры друзья из параллельного класса и во дво­ре, Ира знала о своей привлекательности, успехе у мальчиков. Она сама проявляла к мальчикам интерес, хотела нравиться. Однажды уже в VI классе у меня с Ирой был очень откро­венный разговор о мальчиках. Она сказала, что у нее начало «сердце биться» со II класса и, безусловно, «билось» оно дважды. Она рассказала, как у нее впервые «забилось сердце». До II класса Коля был ее постоянным товарищем в играх во дворе. Он всегда кричал ей со двора, и они гуляли и играли вместе со всеми. Раз она была на дне рождения у кого-то из товарищей и очень понравилась одному мальчику. Он сказал об этом Коле, а тот ответил, что он Иру уже «давно любит». Когда Ира узнала об этом, то «меня как дернуло, забилось сердце и я почувствовала, что тоже люблю Колю». Ира доба­вила: «Но все это по-детски было. Мы никогда не были вдво­ем. Всегда со всеми вместе», С Колей Ире было хорошо и весело. Потом его отдали в интернат. «Что же я теперь без него буду делать?!» — в этой фразе Ира выразила свои тогдашние пере-живания. Она добавила, что без Коли все стало скучно, неин­тересно, она ждала субботы и воскресенья, когда они могли увидеться. Когда Ира училась в IV классе, семья Коли переехала на другую квартиру, и они совсем перестали встречаться.

После IV класса Ире летом в деревне очень понравился Сеня. Они тоже дружили: вместе с ребятами гуляли и играли, ходили в кино. Потом Ира с ним переписывалась. После этого ей нрави­лись многие мальчики, но все это было «не то. Она очень сожа­лела по этому поводу, Ира подчеркивала, что хотя она с Колей и Сеней дружила очень хорошо, но «по-детски* — вдвоем не бы­вали, а только вместе со всеми. Ира ничего не рассказывала ма­тери о своих отношениях с мальчиками,

202

Отношения Иры с матерью были более близкими, чем с отцом. Мать говорила, что дочь ее ласковая и заботливая, но несколько эгоистичная, особенно когда дело касалось приоб­ретения вещей для нее, Ира откровенна во всем, что касалось ее школьных дел, и только. В остальных случаях она отделыва­лась общими словами: «гуляли», «играли».

С незнакомыми людьми Ира легко устанавливала контакт, никогда не терялась. По словам отца, «Ира подход к людям знает*, и он был прав: она умела найти подход и к нему, когда ей хотелось, чтобы ей купили какую-нибудь вещь.

Итак, до V класса основные требования родителей к Ире касались успеваемости и поведения в школе. Ира училась хоро­шо. Однако для нее в учении было главным не столько усвоение знаний, сколько желание хорошо учиться и быть отличницей. Никаких познавательных интересов у Иры не было, читала она очень мало.

К окончанию IV класса у Иры был опыт командования сверстниками; она претендовала на более высокое обществен­ное положение в коллективе, т.е. во взаимоотношениях Иры с товарищами по школе имели место позиционные моменты. Круг общения Иры с товарищами очень широк, и общение с ними всегда занимало важное место в ее жизни. Преобладающие заня­тия — игры, развлечения. Привлекательность Иры и интерес мальчиков к ней определили раннее возникновение повышен­ного интереса к своей внешности, интереса к мальчикам и же­лания нравиться, В IV классе все это занимало значительное ме­сто в жизни Иры. Взаимоотношения с подругами и мальчиками составляли совершенно особую сферу жизни Иры, никак не связанную с учением и малоизвестную родителям.

В IV классе у Иры очень возросло стремление к общению с товарищами. Она претендовала на самостоятельность в распре­делении и использовании свободного времени, систематически не выполняла соответствующие требования родителей.

Возникшие в IV классе трудности в воспитании Иры в семье были следствием попыток родителей ограничить пре­тензии Иры на самостоятельность именно в сфере ее личной жизни и взаимоотношений,

V класс начался для Иры приятно: она стала старостой класса. Большинство ребят, с которыми Ира училась с I клас­са, были довольны этим.

С первых дней учебного года Ира сразу включилась в до­вольно бурную жизнь класса этого периода. Во время уроков и

203

перемен она с рвением выполняла функции старосты, забо­тилась о журнале, наглядных пособиях и картам следила за дежурствами, а на переменах сама выгоняла ребят из класса. Она была преисполнена административного и организатор­ского пыла, возбуждена, весела, шумлива. Правда, в ее обще­ственном функционировании было много неорганизованнос­ти, недочетов, но у нее, безусловно, было желание «навести в классе порядок» и упоение своим положением. Одна девоч­ка правильно сказала про Иру: «Она очень воображает, что староста*.

После окончания уроков Ира приходила в школу для под­готовки домашних заданий, потом оставалась, чтобы участво­вать в каких-либо общих мероприятиях или занималась в круж­ках. Если ребята играли в волейбол, играла и Ира, если bl шашки, то Ира тоже играла, окруженная охапкой болельщи­ков; она оставалась на сборы звена и была очень активна; уча­ствовала в работе кружков (фото и кукольном) — одним сло­вом, была всюду с ребятами и старалась участвовать во всем. Если Ире это по каким-либо причинам не удавалось, она бывала очень огорчена, как например когда не оказалась в группе ребят, которые ездили в «Детский мир» за материала­ми и играми для продленного дня.

Что касается отношений Иры с товарищами, то вначале казалось* будто бы здесь все обстоит благополучно. Общение Иры в классе было широким и содержательным, поскольку ей симпатизировали многие девочки и мальчики и в классе было много общих дел, занятий и развлечений.

Но в двадцатых числах сентября сначала классному руко­водителю, а через несколько дней и мне Ира пожаловалась, что ее не слушаются некоторые ребята. Они не выходят на переменах из класса, не хотят дежурить. Она с огорчением говорила о том, что ребята на нее обижаются, когда она, бу­дучи старостой, называет учителю фамилии товарищейt не выполнивших каких-либо требований учителя. Ей посовето­вали командовать помягче, стараться быть максимально объек­тивной и самой быть примером во всех отношениях. Послед­ний совет имел основание, поскольку Ира требовала от дежурных выполнения их обязанностей, а сама однажды «за­была» о своем дежурстве и несколько раз приходила к концу уборки. Она делала замечания ребятам по поводу отметок, а сама получала не только «тройки», но и «двойки», В классе это не оставалось незамеченным,

204

Несколько дней все обстояло благополучно, а потом ста­новилось все более очевидным, что ребята (главным образом мальчики) не слушаются Иру, и с каждым днем все больше и больше. Ира не раз жаловалась по этому поводу, очень огорча­лась, переживала и даже плакала. Она жаловалась, что ребята ее дразнят, называют «малина».

В конце октября было ясно, что в отношении мальчиков к Ире появились насмешки, ирония, критицизм, какое-то пре­небрежительное отношение, грубость. Однажды это прояви-лось на сборе звена. Обсуждался вопрос, кто из ребят за вы­полнение какого дела будет отвечать, и мальчики (правда, в отсутствие Иры) устроили бунт против нее. Они категоричес­ки возражали против назначения ее ответственной. Из реплик мальчиков было ясно, что им надоело се командование и они не хотят ей больше подчиняться.

Олег Кречетов утверждал, что она «наведет свои поряд­ки*, а это ему надоело. Его поддержали Петухов и Шаров. Я попыталась возразить им и подчеркнула, что Ира — ответ* ственная и вообще «хорошая девочка»- Поднялся общий шум, и ребята наперебой стали рассказывать о вечерних прогулках Иры, как они видели шествующую за ней ватагу ребят, кото­рые потом познакомились с ней. Они убеждали меня, что ничего в ней хорошего нет: очень уж раскомандовалась, де­рется, сама лезет к ребятам и к тому же,„ кривоногая. Это заявил Витя Шаров, который, по его собственным словам, детально ее рассматривал во время экскурсии в Кремль. Он установил, что ноги у Иры «треугольником**, и показал какие. Все хохотали, Кречетов свалился под парту, а Петухов залез за шкаф. Прекратить это и угомонить ребят было просто не­возможно — не действовали ни строгость, ни повышение го­лоса. Все были очень взбудоражены. Проявившееся в этом эпи­зоде отношение мальчиков к Ире было не очень простым: здесь были и обида, и недовольство, но в своем осуждении, протесте, насмешках они не были абсолютно искренни — что-то в Ире их задевало, нравилось.

Возникает вопрос: почему отношение товарищей к Ире развивалось в этом направлении? Причин здесь несколько. В V классе с первых дней обращали на себя внимание внеш­ность Иры и ее манера держаться. Она выглядела внешне ка­кой-то взрослой, уверенной в себе и своих внешних достоин­ствах, кокетливой и требующей к себе особого внимания. Первые десять дней сентября Ира каждый день приходила в школу с новой прической. Почти каждый день в ее костюме было нечто новое или обращающее на себя внимание: то бан-

205

тик, то брошка, то новый воротничок; ее юбочки были или очень коротки, или очень ярки, или очень модны; кофточки с очень глубоким вырезом или модным воротником, а ее лю­бимая в неучебное время прическа «конский хвост* была пред­метом обсуждения девочек и мальчиков не только в школе, но и дома. Ира хотела обратить на себя внимание и, безуслов­но, преуспевала в этом,

В классе к кокетству Иры относились по-разному: кто по­смеивался, кто осуждал, кто иронизировал, кто завидовал, кто подражал — абсолютно равнодушных почти не было. Дело дохо­дило до того, что в некоторых случаях манера Иры одеваться вызывала протест не только со стороны взрослых, но и товари­щей. На праздник песни, когда должен был выступать хор на­ших девочек, все пришли в пионерской форме, а Ира — в пес-трои пышной юбке с белыми пуговицами и большими карманами. Девочки возмутились, стали ее стыдить. Ира защищалась, но они заставили ее переодеться.

Отношение Иры с мальчиками в классе были не такими, как у подавляющего большинства девочек. Она, безусловно, предпочитала общаться с мальчиками, С одними ее связывали чисто товарищеские отношения; другим она нравилась как девочка; с некоторыми проводила время вне школы. Она как должное, как выражение симпатии принимала всякого рода приставания (толчки, дергание за косы и т. п,)+ Свои ответные симпатии она нередко выражала похожим способом, колотя книгой или рукой спины и головы ребят*

Некоторых ребят Ира выделяла; Олега — потому, что «у него таланты есты>, а Петухова считала «хорошим парнем». Она им, безусловно, нравилась. Одно время они много общались. Ребята даже посвятили Иру в свое голубиное хозяйство. Она подолгу бывала с ними в голубятне и минут на 40 опаздывала на подго­товку уроков. Однако Олег и Толя были в классе отъявленными дезорганизаторами, многие осуждали их поведение. Дружба Иры с ними не характеризовала ее в глазах коллектива с хорошей стороны. Одно время она встречалась вне школы с Костровым. Он охранял ее от приставаний ребят; злые языки утверждали, что их отношения дошли до поцелуев.

Ирина неизменно вызывала интерес у незнакомых маль­чиков, где бы она ни появлялась. Когда мы ездили на каток, то именно к ней и Маше Субботиной проявляли особый ин­терес незнакомые ребята. Нашим мальчикам пришлось их за­щищать и охранять,

206

У Иры были романтические отношения с мальчиками из других классов и других школ. Она нравилась многим. Ее увле­чения были непродолжительными — недели две, месяц. Она поддерживала отношения со многими мальчиками. Бывала в компаниях с более взрослыми ребятами, которые танцевали «стилем», пили вино, курили.

Однако мальчики нашего класса видели в Ирине не толь­ко привлекательную девочку, но и ценили в ней хорошего товарища, с которым весело и интересно. Ира не уступала им в игре в баскетбол и волейбол, проявляла интерес к мальчи­шеским увлечениям. Она всегда была готова помочь, посочув­ствовать. Мальчикам было известно, что Ира в спорах с ребя­тами, на сборе звена и на совете отряда может одна встать на защиту не только девочки, но и мальчика, причем таких, как Олег и Толя, как это было однажды, когда Ира «давала голо­ву на отсечение», отвергая подозрения некоторых членов со­вета отряда, касающиеся честности этих мальчиков,

В отношении Иры к мальчикам не чувствовалось скован­ности , стеснительности; наоборот, она чувствовала себя со­вершенно свободно и стремилась ими командовать. В отноше­нии стиля командования претензии мальчиков к Ирине были во многом справедливы. Несмотря на то, что Ира — девочка вежливая и мягкая, она, как староста, командовала в классе довольно бесцеремонно и добивалась, чтобы ее требования выполнялись. Если она встречала сопротивление, то в ход пускалась физическая сила. Серьезного сопротивления в та­ком же стиле мальчики класса ей не оказывали: они отбива­лись, убегали, начинались преследование, возня, шум. Если они сопротивлялись, то Ира обижалась. Нередко она бывала с мальчиками резка и даже груба, но умела добиваться жела­емого и другими способами; уговорами, увещеваниями, про­явлением настойчивости в мягкой форме,

Случалось, что Ира, придравшись к чему-либо, была ини­циатором столкновения, борьбы, возни. Делала она это с упо­ением, забывая об окружающем, не чувствовала меры и гра­ниц. Однажды был следующий случай, по своему характеру не единственный. На перемене Ира первая начала возню с мальчишками. Прозвенел звонок, все сидели на местах, одна Ира боролась с Липкиным в дальнем углу класса у стены. Весь класс замолк и посмеивался, глядя на нее, а она, разгорячен­ная, красная, взлохмаченная, ничего не замечала. Липкий лениво отбивался от нее. В конце концов Саша Орлов взял

207

Иру за плечи и со словами: «Иди ты отсюда!» — вытолкнул ее из прохода. На следующей перемене Ира затеяла такую же возню с Олегом.

Однажды я наблюдала на улице такую сцену. В нескольких шагах передо мной медленно, играя портфелем, все время оста­навливаясь, оборачиваясь и стреляя глазами, развинченной по­ходкой шла Ира. В момент > когда я ее увидела, от нее опрометью мимо меня пробежал Толя Петухов. Я обернулась — он бежал к группе каких-то незнакомых ребят, что-то им сказал и сейчас же побежал обратно. Когда он подбежал к Ире и она оберну­лась, мы все трое столкнулись нос к носу. Ира растерялась, была смущена, ее манеры моментально изменились, В этой сцене я впервые увидела Ирину совершенно непохожей на обычную Иру; ее манера поведения была вульгарной, и все ее кокетство прямо адресовалось мальчикам.

Своеобразной форме выражения интереса и симпатий мальчиков — всевозможным приставаниям — Ира не давала по-настоящему серьезного отпора, как например Оганян или другие девочки. Она довольно кокетливо защищалась, в край­нем случае убегала. Ребят это, конечно* не останавливало, и они продолжали действовать в том же духе.

Отношения Иры с мальчишками, с одной стороны, воз­буждали интерес и любопытство, а с другой стороны, ее по­ведение осуждали и девочки, и мальчики: оно их шокировало. Это привело к тому, что отношение к Ире изменилось — преж­него уважения уже не было.

Ира чувствовала, что отношение к ней в классе станови­лось все хуже и хуже. Однажды (в конце ноября) она загово­рила об этом на совете отряда, но сочувствия не нашла. Когда все ушли, она плакала, разговаривая со мной, Ира ходила гру­стная и подавленная.

Она стала находить разные причины, чтобы не остаться в школе на подготовку уроков, не прийти на сбор звена, на спортивную тренировку и т.п. Когда ее спрашивали о причинах, у нее всегда была наготове отговорка: то ей хотелось побыть с мамой, которая только что вернулась из больницы, то у нес не были сделаны уроки или она обещала подруге куда-то пойти вместе с ней, то ей хотелось поговорить с родными, приехав­шими из деревни, и т.д. и т.п.

С ноября и до весны поведение Иры было очень неровно; с одной стороны, она как бы избегала быть вместе с товари­щами, а с другой стороны, тянулась к ним. Чувствовалось,

208

что она находится в какой-то изоляции. Так, Ира не пошла со звеном в Третьяковскую галерею, не была на собрании класса по вопросам спортивной работы, и в совет физкультуры ее даже не выдвинули, хотя она лучшая спортсменка класса; в Музее восточных культур она все время ходила с Кисельман, такой же неприкаянной, как она; только один раз ездила со всеми на каток; в феврале три раза подряд не приходила на сбор звена; однажды пришла после уроков и, взяв для выши­вания платочки, попросила разрешения уйти и вышивать дома; раза три не была даже на совете отряда и т,д,

С другой стороны, Ире, видимо, хотелось наладить отноше­ния с товарищами, особенно с некоторыми девочками, примк­нуть к какой-нибудь группе, но из этого ничего не получалось. На репетиции самодеятельности к Октябрьскому вечеру она хо­тела присоединиться к «квартету» девочек во главе с Машей Субботиной, но они ее не приняли; хотела вместе с Ритой и Зиной читать стихотворения, но они сказали: «Мы сами»; на репетиции к новогоднему вечеру девочки опять не приняли Иру, хотя она очень хотела с ними петь; девочки не взяли Иру в баскетбольную команду, хотя мальчики убеждали их это сделать. На катке девочки катались по очереди друг с другом, а с Ирой катались только мальчики и я. Даже на классных собраниях Ира несколько раз сидела одна. Однажды вечером ребята смотрели диафильмы, осталась и Ира; она присаживалась то к одной, то к другой группе девочек, но они ее как бы не замечали; тогда она приткнулась к Олегу и Толе*

Почему у Иры не было в классе близкой подруги и не налажи­вались отношения с девочками? Давняя подруга Иры из класса, Катя, перешла в другую школу. Из девочек Ире больше других нравилась Люба Оганян. Люба тоже очень симпатизировала Ире, но они все-таки не дружили так, как бы им хотелось. Причину этого они объясняли по-разному. Ира утверждала, что главное в том, что они далеко живут друг от друга и мама Любы не разре­шает ей уходить от дома, а Люба говорила о других причинах: во-первых, они в разное время делают уроки и поэтому бывают свободны в разное время; во-вторых, Ира очень много гуляет, а Люба не может это делать — ей некогда; в-третьих, когда они гуляют вместе, то к ним почти всегда подходят мальчики и уво­дят Иру с собой. Ира с ними уходит, а Любу это обижает.

Симпатизировала Ира Лене Гвоздевой, а Лена — ей. Од­нако с обеих сторон было желание дружить; а основы для отношений не было: они были в разных звеньях, в школе

209

Лена больше всего общалась с девочками из своего прежнего класса, а после уроков очень редко приходила в школу.

Ира несколько раз пыталась наладить отношения с глав­ной группой девочек класса — дружной «шестеркой», в кото­рой задавали тон Маша Субботина и Надя Преображенская, но девочки упорно не принимали ее в свою компанию и во­обще относились к Ире недоброжелательно. Они осуждали ее за командование, шумливость, поведение с мальчиками, но внутренне соперничали с ней. Это отношение девочек к Ире проявилось уже в первые дни, когда ее назначили старостой. Больше всего назначение Иры задело Машу Субботину, и она не скрывала своего недовольства и раздражения. Ей вторили некоторые девочки, которых она либо уже успела подчинить своему влиянию, либо потому, что они сами внутренне пре­тендовали на это положение. Маша говорила, что Ира не нра­вится ей и еще некоторым девочкам потому, что она дружит только с мальчиками, а из девочек с одной Раей из VII клас­са. На вопрос, почему Ира не гуляет с ними, Маша высказа­лась в такой обшей форме: Ире неинтересно то, что интерес­но им, а что Ире интересно, она не знает. Думаю, что это объяснение было в очень большой степени неполным. Прав­дой в нем было одно: Маша и другие девочки одно время увлекались скакалками, классами, игрой в ножички, а Ире это действительно было неинтересно.

Эти же девочки объяснили свой отказ взять Иру в баскет­больную команду тем> что она играет одна, затирает других. Девочкам не нравилось, что Ира слишком «воображает» и всюду старается быть впереди.

Полного единства в отношении класса к Ире не было. Не­которые девочки, с которыми она училась с I класса, по-прежнему продолжали относиться к ней хорошо. Несмотря на временные улучшения в отношениях с группами ребят и кол­лективом, общее отношение к Ирине, раз изменившись, по­том оставалось по существу неизменным.

Данные письменных работ также свидетельствуют об из­менении отношения ребят к Ире на протяжении V класса.

В IV классе Иру выбрали 13 человек (20 выборов), из которых 3 выбора были взаимными, В V классе (зимой) Иру выбрали только 5 человек (8 выборов), причем взаимным был выбор с двумя девочками — Оганян и Гвоздевой. По сравнению с IV классом Ира за полгода потеряла симпатии многих товарищей. Сама же Ира симпатизировала очень

210

многим. В IV классе она назвала 9 человек (причем и четырех мальчиков). В V классе Ира назвала 8 человек, из них новыми были вес, кроме Оганян,

Таким образом, на протяжении V класса взаимоотноше­ния Иры с ребятами очень изменились, и при этом двусто-ронне: симпатии очень многих товарищей Ира потеряла, а приобрела меньше. У самой Иры где-то в середине V класса произошла как бы полная переориентация в товарищах: из восьми названных ею товарищей семь было новых.

Несмотря на сложившиеся отношения с девочками и маль­чиками, Ира ко всем товарищам всегда относилась очень добро­желательно и хорошо. Она могла обидеться по какому-нибудь конкретному поводу, но зла не таила, не мстила, ее отношение не менялось. Она никогда не скрывала своего осуждения в оцен­ке поведения отдельных ребят, но и первая вставала на защиту многих, восстанавливала справедливость. В таком споре могла идти одна против звена, совета отряда. Она умела увидеть хоро­шее в незаметных ребятах* Так, на последнем в году совете отря­да она произнесла тираду о незаметных достоинствах Раи Ка-малдиновой.

Хорошее отношение Ирины к товарищам выражалось в том, что она им помогала в уроках, объясняла непонятное, всегда сочувствовала, наконец, давала списывать домашние задания.

Ира всегда очень переживала, когда дело касалось успеха класса, коллектива, группы ребят, которые его представляли. Она бурно переживала спортивные соревнования с V «Б», «болела» за успех хора девочек, классной самодеятельности*

Ребята чувствовали отношение Иры к коллективу и товари­щам и, безусловно, ценили ее за это. В сочинениях о дружбе Иру назвали хорошим товарищем наибольшее количество ребят — пять человек. Признавали у нее это качество очень многие и по разному поводу говорили об этом. В коллективе Иру в общем любили и ценили.

В V классе очень отчетливо выявилось стремление Иры к первенству и желание общественного признания ее успехов. Участие Иры в общей и звеньевой работе находилось в боль­шой зависимости от трех моментов:

1) от места, которое она занимала в общей работе или занятиях: командира> организатора или исполнителя;

2) от успеха в занятиях, которые планировались на этот день;

211

3) от ее отношений с товарищами в этот день или в пре­дыдущие дни.

В течение зимы и всей весны Ира приходила после уроков в школу очень нерегулярно и в общем довольно редко* Она всегда бывала только на репетициях, соревнованиях, на не­которых мероприятиях. Обычные, будничные занятия ребят были ей неинтересны.

Как-то получилось так, что в течение года Ира почти не имела конкретных поручений. Поручение — рассказать о Смоль­ном — ее не заинтересовало, она мало работала, и ее рассказ мог быть значительно лучше. Рассказы ребят на сборах звена Иру интересовали мало, особенно если то, о чем рассказывалось, было ей мало знакомо. Единственный раз она была очень актив­на — во время беседы о В.И.Ленине, когда ребята сами расска­зывали о жизни и деятельности Ильича по картинкам двух мон-тажей, которые сделали I и II звено. Когда ее и Гришу Альтмана выбрали рассказчиками о Ленине у первоклассников, Ира со­гласилась с явным удовольствием. Ира была одной из немногих девочек, которые не увлекались выжиганием. Первый раз она пришла с большим желанием выжигать и бесцеремонно отобра­ла аппарат у Зарецкого. Однако качество ее работы было хуже* чем у других. Я ей посоветовала потренироваться, но она больше не приходила выжигать, «Это неинтересно*, — сказала она мне через несколько дней* Зато в другой раз она взяла чью-то работу ради того, чтобы ее сфотографировали за выжиганием, а потом и во время игры в пинг-понг, хотя до этого Ира ни разу не брала ракетку в руки. Она побежала прихорашиваться, а когда ее снимали, то принимала позы. Вообще фотографироваться Ира очень любила и с удовольствием позировала начинающим фо­тографам класса.

Почти на всех сборах звена Ира старалась подменить зве­ньевого — Петю Ерофеева. Это продолжалось в течение всего года и проявлялось по-разному; вдруг она оказывалась рядом с Петей за столом учителя или садилась на место звеньевого, а после его или моего замечания с неудовольствием возвра­щалась за парту. Во время обсуждения, кого брать в турпоход, Ира вела себя как председатель: что-то все время записывала, говорила; «здесь все ясно*, «перейдем к другому», «ребята, кто хочет говорить*, «не тяни, быстрей говори», и т.п. Вела себя так, будто звеньевого вообще не было,

Ира всегда упрямо отстаивала свое мнение. Однажды, ког­да группа ребят из звена писала заметку о Кремле, разгорелся

212

бурный спор между Ирой и Витей Шаровым. Ира хотела вы­черкнуть предложенное Витей определение «изящные» укра­шения, а он не соглашался и даже поставил ультиматум: или оставляйте, или я совсем в этом не участвую. Мне удалось их утихомирить, но, когда заметка была готова и Витя ушел, Ира все же вычеркнула слово «изящные».

Ира была уверена, что может добиться подчинения себе некоторых ребят и повлиять на них. Женю Зарецкого из-за его недисциплинированности ребята решили не брать в турпоход. Потом решили дать ему шефа. Ира сразу сказала: «Дайте его мне*, на что Шаров с сочувствием Жене заметил: «Ох, как она его научит!,. Как научит!.. Держись, Женя!»,

Во всех спортивных играх, соревнованиях очень отчетливо проявилось стремление Иры к первенству, желание быть в цен­тре внимания, ее аффективные реакции на успех и неуспех.

Предпочтительное отношение Иры к волейболу или бас­кетболу зависело от ее успеха в этих играх. Все же больше ей нравился баскетбол, и, безусловно, потому, что она играла в баскетбол лучше, чем в волейбол. Ира явно гордилась, когда мальчишки называли ее «наша баскетболистка», и огорчалась, когда они немного иронизировали над ней, если она уж слиш­ком начинала «фасонить*. Однако надо отдать должное: во время игры в волейбол и особенно в баскетбол на Иру прият­но смотреть. Она играет не только увлеченно, но и действи­тельно хорошо. Именно она организует и ведет нападение, забрасывает в сетку наибольшее количество мячей. Успех ее воодушевляет, она готова играть без конца.

Однажды девочки играли с мальчиками, и силы, конечно, были неравные. Мальчики играли всерьез и так, будто бы их противники тоже мальчики. Несмотря на быстроту, ловкость, большую активность, у Иры ничего не получалось. Она несколько раз падала, пытаясь отнять мяч, но безрезультатно* Игру вела не она — она потерялась среди ребят, Ира то смеялась, то чуть не плакала — не то от обиды, не то от досады; она несколько раз подбегала ко мне с жалобами на неправильную игру ребят. Про­игрыш команды девочек Ира восприняла как свой личный про­игрыш.

В классе было известно> что Ира хорошо играет в шашки, В IV классе она выигрывала даже у мальчиков. В первый день соревнований внутри звена Ира пришла одна из первых. Была очень оживлена; охотно села играть с Идой, Обе были добро­желательно настроены друг к другу. Первую игру выиграла Ида,

213

о чем сейчас же радостно сообщила мне. Ира молчала. Вторая игра была ничья. В третьей игре Ира стала проигрывать. Она очень нервничала, вслух оправдывала себя: «Я давно не игра­ла, уже забыла, как играют», а Ида ей в тон: «Я тоже уже два года не играла». Из-за какого-то пустяка между ними разго­релся бурный спор, пришлось позвать арбитра — Петухова, который три раза разбирался в их спорах. На сообщение кого-то из ребят взрослому, что Ида выигрывает, Ира вспыхнула. Женя с усмешкой спросил о причине этого, на что Петя ему ответил: * Боится проиграть!». Когда же Ида во всеуслышание и с торжеством сообщила: <иЯ выиграла!*, Ира встала, охну­ла, скривилась и как-то перегнулась, будто у нее вдруг что-то заболело. Она еле сдерживалась, чтобы не заплакать*

Через некоторое время Ира села играть с Любой Оганян. За нее «болели» Толя и Олег. Начала игру спокойно, с легкой улыбкой. Однако проиграла. Болельщики молчали. Вид у Иры был просто несчастный. Из проигравших ребят никто не пе­реживал свой неуспех так, как Ира,

На следующий день соревнования продолжались. Ира при­шла с твердым решением выиграть. Села играть с Петей Ерофе­евым. Стала проигрывать и постепенно расстраивалась все боль­ше и больше. Я старалась ее подбодрить, говоря о трудности игры с мальчиками. Ира проитрала и была растерянна, почти обескуражена. Больше играть она не стала и заявила, что «шаш­ки — это не так интересно; а было бы очень интересно, если бы мы пьесу поставили, например "Золушку"». Раньше она играла эту роль, и ей опять хотелось ее сыграть. Это была уже явная компенсация неуспеха, хотя и в воображаемом плане.

Сразу после проигрыша Ира попросила разрешения уйти и больше недели не оставалась в школе после уроков, когда ребята играли в шашки. Однажды я ее спросила, почему она не играет в шашки. Она ответила: «Я все равно не выиграю*. Значит, выигрыш, первенство были для Иры важнее всего остального.

Однажды Ира вдруг выиграла у Толи, который в турнире шел без поражений. Было ясно — он просто пожалел Иру, видя, как она огорчается и переживает свой неуспех. О своем выигрыше Ира сейчас же сообщила мне с радостным удивле­нием, заметив, что ведь у Толи очень трудно выиграть. Одна­ко после очередного проигрыша Ира опять отказалась играть в шашки и больше ни разу не приходила в школу, когда ребя­та играли,

214

Характерен следующий факт, На вопрос, что Ире по­нравилось в продленном дне, она сказала; «Шашечный тур­нир. Я давно не играла, а выиграла у Петухова», Она, так ска­зать, забыла все свои неуспехи и переживания, а взрослому сказала только о своей победе*

В умениях соревновались все ребята. Ире очень хотелось выиграть соревнования, причем в значительной степени и «для себя», После проигрыша в шашки у нее не было прежней уве­ренности. На звеньевых соревнованиях она очень волновалась, отходила к окну, чтобы все обдумать, тщательно готовилась, приводя в порядок иголку, нитки, пуговицу, картошку, нож; заранее все держала наготове, боясь пропустить старт. Руки у нее дрожали. Работая, она очень и очень старалась и очень спешила — обязательно хотела кончить первой. При удаче и похвале она откровенно радовалась, при неуспехе очень огор­чалась. Все же она выиграла соревнование. Узнав, что на сле­дующий день ей предстоит защищать честь звена, сказала, что будет тренироваться весь вечер; перечистит всю картошку и всюду, где надо, пришьет пуговицы. Боялась, что завтра у нее будут дрожать руки и из-за этого она проиграет.

На сборе отряда Ира волновалась еще больше. Перед со­ревнованиями по чистке картошки она нервно ходила от дос­ки к окну, шепча: «Ой, не могу! Ой, не могу!». Соревновались трое: Маша, Ира и Поля. Когда девочек усадили за учитель­ский стол и надо было положить перед собой картофелину и нож, Ира никак не могла выпустить их из рук. Перед стартом она судорожно держала картошку и несколько раз принима­лась ее потихоньку чистить в разных местах. Во время сорев­нования все делала быстро и сосредоточенно, очень спеша и волнуясь, а когда кончила, выпалила: «Кончила!» — и облег­ченно вздохнула — она была первая.

Судьи оценивали результаты по нескольким параметрам. Шансы Маши и Иры были равными. Стали считать количе­ство невырезанных темных пятен и глазков. Для Иры это было уже слишком, нервы у нее не выдержали. Она без конца по­вторяла: «Т. В., я не могу! Не могу!», В это время Ида держала ее дрожащие руки, а Женя отвлекал шутками. Наконец пер­венство присудили Ире, но ее волнение не улеглось, оно ста­ло еще большим, когда началось соревнование по пришива­нию пуговиц. Опять она заранее готовилась, внутренне собиралась и очень спешила. Кончила первой, но что-то сде-

215

лала не так; она и Маша получили по пол-очка. Ира сочла это несправедливым и пожаловалась: «Я же скорее!*.

Через несколько дней была тренировка в умении строить­ся и командовать. Из всех ребят к этому занятию наиболее серьезно и ответственно отнеслась Ира. Ей нравилось коман­довать звеном, и она стремилась научиться этому. Результаты у нее были лучше, чем у других девочек.

Рис. 2

Итак, всюду Ира стремилась к первенству. Успех делал для нее занятия интересными; при неуспехе интерес к ним осла­бевал или вовсе пропадал. Неуспех Ира переживала очень ос­тро. В поведении Иры, в ее отношении к товарищам очень ярко проявлялись позиционные стремления — стремление к командованию, общественному успеху и признанию*

Высокий уровень притязаний проявился у Иры при решении арифметических задач и задач на сообразительность (см. рис. 2)* В обоих случаях картина в общем одинаковая: Ира начинала с легкой задачи, потом брала задачу средней трудности и, нако­нец, самую трудную, девятую задачу. Несмотря на неуспех, Ира упорно брала все более и более трудные задачи и сказала, что будет участвовать в классной и районной олимпиадах.

Высокий уровень притязаний и стремление Иры к пер­венству проявлялись и в учении* Она стремилась стать отлич­ницей и почти добилась этого — V класс кончила второй уче­ницей (имела «четверки» только по географии и истории). Правда, в текущих отметках у нее было много «троек» и даже

216


uhod-za-sazhencami-kak-izvestno-ekologicheskaya-situaciya-v-nashej-strane-segodnya-daleka-ot-blagopoluchnoj-krome-togo.html
uhodivozvrat-arnold-tojnbi.html
uhta-22-marta-2011g-4613753-s2-3-monitoring-na-temu-vibori-mart-2011goda.html
uhtinskijgosudarstennij-stranica-12.html
uhtinskijgosudarstennij-stranica-25.html
uhtinskijgosudarstennij-stranica-30.html
  • school.bystrickaya.ru/esli-cherez-tri-dnya-korolyu-ne-stanet-luchshe-mozhno-vsego-ozhidat-skazal-doktor-korol-tyazhelo-bolen-i-esli-cherez-tri-dnya-sostoyanie-ego-ne-uluchshitsya-mozhn-stranica-6.html
  • holiday.bystrickaya.ru/narushenie-sna-prichini-vremennaya-harakteristika-gipnoz-po-materialam-sergeya-mishlyaeva.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/razdel-2-unichtozhit-rossiyu-vesnoj-1941-g-dokumenti-specsluzhb-sssr-i-g-1937-1-94s-gg-vladimir-yampolskij-unichtozhit.html
  • nauka.bystrickaya.ru/urok-literaturi-analiz-stihotvoreniya-s-esenina-pismo-materi.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/koncepciya-socialno-ekonomicheskogo-razvitiya-sergievo-posadskogo-municipalnogo-stranica-5.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/razvitie-informacionnih-i-uchebno-poznavatelnih-kompetencij-na-urokah-informatiki-nabiullina-g-h-uchitel-informatiki-i-ikt-mbou-sosh-17-kompetentnostnij-podhod.html
  • reading.bystrickaya.ru/marketing-prof-liliya-karakasheva.html
  • thesis.bystrickaya.ru/programma-osnovnogo-obshego-obrazovaniya-po-russkomu-yaziku-dlya-obrazovatelnih-uchrezhdenij-s-rodnim-nerusskim-yazikom-obucheniya-poyasnitelnaya-zapiska-stranica-9.html
  • studies.bystrickaya.ru/avtori-uchebnogo-posobiya-upravlenie-prirodopolzovaniem-shurov-b-v-gubanov-l-n-zvereva-v-i.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/a-s-makarenko-chast-2.html
  • education.bystrickaya.ru/-vsego-13821-plan-raboti-mu-kabinet-informacionno-resursnogo-obespecheniya-i-razvitiya-obrazovaniya-mu-kiro-i-ro.html
  • testyi.bystrickaya.ru/avtorskoe-pravo-eto-ya.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/otkritoe-soznanie-otkritoe-obshestvo-stranica-9.html
  • report.bystrickaya.ru/kiselyov-zadacha-poborotsya-za-medal-bila-05-04-2012-glavnie-novosti-sporta-5.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/mihail-tumanishvili-stranica-6.html
  • tests.bystrickaya.ru/metodicheskie-rekomendacii-issledovatelskaya-deyatelnost-uchashihsya-avtor-raboti-kuznecov-yu-n-zaveduyushij-otdelom-kraevedeniya-goudod-to-ocdyutur-tula.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/simvoli-na-pasportnoj-tablichke-rekomendacii-po-montazhu-4-markirovka-se-5.html
  • esse.bystrickaya.ru/raspisanie-ekzamenacionnoj-sessii-studentov-3-kursa-zaochnogo-otdeleniya.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/metodicheskie-ukazaniya-k-kursovomu-proektirovaniyu-po-discipline-proektirovanie-asoiu.html
  • education.bystrickaya.ru/4-issledovanie-likvorosoderzhashej-sistemi-na-srednepolnom-mr-tomografe-tomikon-s50-avance-05-tl-bruker.html
  • letter.bystrickaya.ru/norbert-viner-chelovek-upravlyayushij-chelovecheskoe-ispolzovanie-chelovecheskih-sushestv-kibernetika-i-obshestvo.html
  • diploma.bystrickaya.ru/zadanie-uchebno-metodicheskij-kompleks-po-discipline-organizaciya-i-taktika-raskritiya-otdelnih-vidov-prestuplenij.html
  • literatura.bystrickaya.ru/sabati-tairibi-kvadrat-tedeu-kvadrat-tedeud-trler.html
  • vospitanie.bystrickaya.ru/ya-hochu-znat-misli-boga-vse-ostalnoe-chastnosti-posvyashaetsya-90-letiyu-sluzhbi-gosudarstvennoj-bezopasnosti.html
  • spur.bystrickaya.ru/kursovaya-rabota-dolzhna-vklyuchat-sleduyushie-strukturnie-elementi.html
  • nauka.bystrickaya.ru/uroki-van-dongena-valentina-mihajlovna-hodasevich.html
  • notebook.bystrickaya.ru/hai-stevan-l-evti-mo-zhivotni-put-puteshestvi-a-stranica-20.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/plan-provedeniya-okruzhnogo-konkursa-v-zhanre-informacionnie-tehnologii-vnimanie-stranica-2.html
  • testyi.bystrickaya.ru/babalar-sz-ilimi-i.html
  • pisat.bystrickaya.ru/statya-osnovopolagayushie-trebovaniya-k-osushestvleniyu-gradostroitelnoj-deyatelnosti-v-gorode-moskve.html
  • essay.bystrickaya.ru/bileti-po-innovacionnomu-menedzhmentu-za-osennij-semestr-2000-goda-chast-3.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/referatov-po-discipline-informatika.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/rukovodstvo-polzovatelya-na-38-listah.html
  • spur.bystrickaya.ru/mektepke-dejng-mekemelerd-ou-trbie-rdsnde-maal-mtelderd-oldanu.html
  • pisat.bystrickaya.ru/teoriya-tyagoteniya-ejnshtejna-i-osobennosti-ponimaniya-biblejskoj-tverdi-svyatim-grigoriem-nisskim.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.